Социология в Украине
Подробное описание геодезическое сопровождение строительства на нашем сайте.

Шюц Альфред (Alfred Schutz; 19.04.1899, Вена – 20.05.1959, Нью-Йорк)

Шюц Альфред (Alfred Schutz; 19.04.1899, Вена – 20.05.1959, Нью-Йорк)Шюц Альфред (Alfred Schutz; 19.04.1899, Вена – 20.05.1959, Нью-Йорк).
Австрийский философ и социолог, последователь Гуссерля, один из основоположников социальной феноменологии и феноменологической социологии. Родился в Вене, там же закончил среднюю школу. В 1916-1918 годы был СОЛДАТОМ в Первой Мировой войне на итальянском фронте. Имеет несколько боевых наград.
В 1918-1921 изучал право в Венском УНИВЕРСИТЕТЕ; затем изучал экономику и социологию. С 1921 год доктор юриспунденции. В1921-1925 гг. секретарь банковской ассоциации в Вене. С 1926 по 1938 год советник по правовым вопросам в частном банке «Reitle». В 1938 году, в связи с приходом нацистов в Вену, был уволен. В 1939 году эммигрировал с семьей во Францию, а затем, в связи с “аншлюсом” Австрии, эмигрировал в США. С 1953г. — профессор социологии нью-йоркской Новой школы социальных исследований. В философии Шюц разрабатывал своеобразную версию нетрансцендентальной феноменологии, близкую экзистенциалистской трактовке феноменологии у ХАЙДЕГГЕРА. Основное внимание уделял созданию филос. фундамента социальных наук. Используя описательный феноменологический метод и идеи М. Вебера, Дж. Г. Мида, БЕРГСОНА, У. Джемса, Шюц выдвинул собственную версию понимающей социологии, в которой прослеживаются процессы становления человеческих представлений о социальном мире от единичных субъективных значений, формирующихся в потоке переживаний индивидуального субъекта, до высокогенерализованных, интерсубъективно обоснованных конструкций социальных наук, содержащих эти значения в преобразованном, “вторичном” виде. Тем самым Шюц пытался решить (применительно к области социального знания) поставленную Гуссерлем задачу — восстановить связь абстрактных научных понятий с жизненным миром, миром повседневного знания и деятельности. Фактически задача состояла в необходимости понять процесс становления объективности социальных феноменов на основе субъективного опыта индивидов. Шюц показал, как неизбежная ограниченность и специфичность индивидуального опыта преодолеваются благодаря свойственным повседневному взаимодействию идеализациям (“тождества объектов” и “взаимозаменяемости точек зрения”), в силу действия к-рых складывается стандартизованная типологическая СТРУКТУРА восприятия объектов, личностей, мотивов деятельности в повседневной жизни. Повседневные ТИПЫ (“конструкты первого порядка”) явл. основой формирования объективных научных понятий (“конструктов второго порядка”). Последние связаны с первыми генетически и схожи по способу образования. Таким образом, НАУКА связывается с повседневностью, научные понятия обретают фундамент и историю в повседневном знании и деятельности. В то же ВРЕМЯ наука утрачивает свое привилегированное положение, теряет право на исключительную ОБЪЕКТИВНОСТЬ и ИСТИННОСТЬ суждений о социальной жизни. Она всего лишь один из ин-тов, формирующихся в рамках повседневности и удовлетворяющих потребностям повседневной практической деятельности. По Шюцу, сфера научного знания — одна из многих “конечных областей значения”, один из многих “миров опыта”, каждому из которых может быть приписано свойство реальности. Другие подобные “миры” — мир художественной фантазии, мир религиозной веры, мир душевной болезни и т.д. и т.п. Каждый из этих миров представляет собой совокупность данных опыта, характеризующуюся определенным “когнитивным стилем” и представляющую собой — по отношению к этому стилю — единое и непротиворечивое целое. Когнитивный стиль — сложное образование, сочетающее в себе специфическое решение проблемы существования данных в опыте объектов и явлений, специфическую форму личностной вовлеченности, своеобразие проявления человеческой активности и т. п. Шюц показывает, что наиболее полно и последовательно человеческая СУБЪЕКТИВНОСТЬ реализуется в мире повседневности. Повседневность — одна из сфер человеческого опыта, характеризующаяся особой формой восприятия и осмысления мира, возникающей на основе трудовой деятельности. Как таковая, повседневность является “высшей реальностью”, она неизбежно оказывается основой, на к-рой только и могут формироваться все проч. миры опыта.
В 1939 в связи с “аншлюсом” Австрии эмигрировал в США, с 1952 проф. социологии и социальной психологии Нью-Йорк. Новой школы социальных исследований. Испытал воздействие идей М. Вебера, Бергсона, позже ДЖЕЙМСА и Дж.-Г. Мида.
В первой, высоко оцененной Гуссерлем, книге Ш. “Смысловое строение социального мира” (1932) заложены основные идеи, развитые в последующих работах. В ней предпринята попытка философского обоснования социальных наук на основе гуссерлевской описательной феноменологии. Тем самым Шюц стремился выполнить поставленную Гуссерлем задачу восстановления связи абстрактных научных категорий с “жизненным миром”, понимаемым как мир непосредственной человеческой жизнедеятельности, мир культуры. Исходя из факта непосредственной данности Я и “другого”, Шюц анализирует переход от непосредственно глубоко индивидуального переживания индивида к социальности как объективному феномену, к представлению о социальном мире как мире “вещей”. Этапы перехода: 1) индивидуальное СОЗНАНИЕ конституирует “значимые единства” из нерасчлененного потока переживания; 2) эти значимые единства объективируются во взаимодействии с другими индивидами; 3) “другие” выступают носителями типичных свойств, в свою очередь характеризующих социальные структуры, объективно (интерсубъективно) существующие в “точках пересечения” практических целей и интересов взаимодействующих индивидов. Т.о., Шюц воспроизводит путь познания от субъективных смыслов индивидуальной деятельности до высокогенерализированных конструкций социальных наук. По сути дела СОЦИАЛЬНАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ Шюц оказывается социологией знания, ибо формирование социального трактуется здесь как продукт объективации знания в процессе человеч. практики.
То, что на первом этапе творчества Шюцем трактовалось как ЖИЗНЕННЫЙ МИР, рассматриваемый в связи с его осмыслением в терминах объективной науки, позже, в американский период, стало анализироваться с позиций учения о конечных областях значений. Конечные области значений — специфические, относительно изолированные сферы человечского опыта: РЕЛИГИЯ, сон, ИГРА, научное теоретизирование, худож. творчество, мир душевной болезни и т.п. Повседневность — одна из конечных областей значений. Эти области значений или сферы опыта конечны в том смысле, что замкнуты в себе и переход из одной в другую, если не невозможен, то требует определнные усилия и предполагает своего РОДА смысловой скачок, т.е. переориентацию восприятия на иную реальность, иную сферу опыта. Например, религиозный опыт резко отличается от опыта повседневности и переход от одного к другому требует определенной душевной и эмоциональной перестройки. Каждая из конечных областей значений представляет собой совокупность данных опыта, демонстрирующих определенный “когнитивный стиль” и являющихся (по отношению к этому стилю) совместимыми друг с другом и в себе непротиворечивыми. Когнитивный стиль, определяющий каждую из этих сфер, складывается из шести элементов: особенная форма активности; специфическое ОТНОШЕНИЕ к проблеме существования объектов опыта; напряженность отношения к жизни; особое переживание времени; специфика личностной определенности действующего индивида; особая форма социальности. Любая из сфер опыта или конечных областей значений отличается по нескольким из этих параметров. Если взять такие сферы, как мир повседневности и мир научного теоретизирования, окажется, что когнитивный стиль, характерный для повседневности, определяется в конечном счете особенной формой активности, по Шюцу, трудовой ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ. В мире научного теоретизирования, наоборот, практикуется созерцательная установка. Это основное отличие. Другое отличие мира повседневности от мира науки в том, что специфическое “эпохе” повседневности есть воздержание от сомнения в объективном существовании самого деятеля и предметов внешнего мира. В научном теоретизировании, наоборот, принято не учитывать личностную определенность теоретика. Специфическая форма переживания времени в науке — вневременность, придающая теоретизированию свойство обратимости. Повседневная же деятельность необратима по причине необратимости изменений, вносимых в окружающий мир. Необратима и игра, но по другой причине. Теоретик может начать снова, пересмотреть, изменить решение проблемы. Подобного рода различия можно найти между миром повседневности и миром фантазии, миром повседневности и миром душевной болезни и т.д. Но все прочие “миры” по отношению к миру повседневности характеризуются какого-либо рода дефицитом — дефицитом существования, дефицитом активности, дефицитом личностной вовлеченности и т.п. Поэтому Шюц именует повседневность “верховной реальностью” и ее рациональная типологическая структура оказывается, т.о., наиболее полной и насыщенной, наиболее соответствующей деятельной природе человека формой человеческого восприятия мира.
По сути дела анализ различных сфер опыта, данный Шюцем, оказался анализом разл. “культурных миров”, выявлением свойственного каждому из них когнитивного стиля, внутренней форм их организации. Сам Шюц продемонстрировал возможности использования разработанного им понятийного аппарата, дав блестящие образцы анализа и литературы, и мифологии, и некоторых типов личностей, распространенных в рамках повседневности (чужак, НОВИЧОК и т.д.). В дальнейшем идеи Ш. легли в основу целых направлений в западной, прежде всего американской, науке об обществе, известных как феноменологическая СОЦИОЛОГИЯ и Социология Повседневности (или социология обыденной жизни).

Словарные статьи, связанные с Шюц

Произведения Шюц в нашей библиотеке

Книги, в которых есть упоминания о Шюц

Нет ничего в библиотеке.