Социология в Украине

Лейнг Рональд Дэвид (Ronald David Laing; 07.10.1927, Глазго - 23.08.1989, Сан-Тропе)

Лейнг Рональд Дэвид (Ronald David Laing; 07.10.1927, Глазго - 23.08.1989, Сан-Тропе)Лейнг Рональд Дэвид (Ronald David Laing; 07.10.1927, Глазго - 23.08.1989, Сан-Тропе) - шотландский психиатр и критик ортодоксальной психиатрии. Его "радикальная" критика основана на богатом опыте и разнообразных интересах. Первоначальный клинический опыт он приобретал с психотическими стационарными пациентами в крупной психиатрической больнице, а впоследствии занялся психоаналитической ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ с невротическими больными и их родственниками в Тейвистокской клинике в Лондоне. Он стал интересоваться ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМОМ и феноменологическим опытом личности. Лейнг разработал теорию о том, что Душевное Заболевание следует понимать с точки зрения индивидуального опыта в социальном контексте, в частности, в семейном, то есть так, как его воспринимает индивидуум. Душевное заболевание можно считать действенным ответом на этот феноменологический опыт, поэтому лечение должно заключаться в понимании этого и в наблюдении личности в процессе развития болезни. Он применил свою теорию на практике в терапевтическом сообществе "Кингели Холл", где обосновался и трудился.
Лейнг развивал свои идеи на протяжении 1950— 1960-х гг., опубликовав "Разделенное "Я" (1959) о шизофреническом опыте, "Я" и другие" (1961), "Здравомыслие, БЕЗУМИЕ и СЕМЬЯ" совместно с Эстерсоном (1964), посвященные семейной динамике, а также "Политика опыта и райская птица" (1967). Его радикальные взгляды на душевное заболевание и лечение, а также отказ навешивать на людей ярлыки "здоровый" или "нездоровый", рассматривая их как различные ответы на различный феноменологический опыт, оказали значительное воздействие на ортодоксальное представление, существенно "гуманизировав" его. Однако в течение четверти столетия его подходы не получили первостепенного теоретического значения при лечении шизофрении, а лишь служили ориентиром в определенных случаях. Важность семейной динамики в этиологии душевных заболеваний в целом и их лечении признается в разработке семейной терапии.
Он родился в Глазго, Шотландия, в бедной семье; его родители были рабочие. После окончания медицинского факультета УНИВЕРСИТЕТА два года он работал психиатром в армии (1951-1952), потом преподавал психиатрию в университете Глазго и работал в местной клинике. Несмотря на то, что тогда у него еще не было своей теории, уже тогда он провел эксперимент, которым позже очень гордился. Тогда Лэйнг работал младшим медицинским сотрудником в городском госпитале Глазго. Он добился у администрации разрешения на некоторое преобразование больничного режима. Преобразование называлось "Rumpus Room". Лэйнг рассказывает в "Фактах жизни": "В те месяцы, когда Я работал в женской палате для безнадежных больных, помимо выполнения всех прочих своих обязанностей, я старался проводить там как можно больше времени - и днем, и ночью. В этой палате находилось около шестидесяти пациенток и две медсестры. ... Спустя три-четыре недели я стал неотъемлемой частью жизни этой палаты. Месяца через три, когда я уже разобрался в ситуации и завоевал полное ДОВЕРИЕ пациентов, а также медсестер ... Я написал рапорт... В первую очередь я указал, что, с моей точки зрения ... гораздо важнее, чем мое лечение, отношения между персоналом и пациентами, а также взаимоотношения пациентов. ... Я внес несколько конкретных предложений, среди них было одно, которое имело для меня особое значение. Работая в палате для не поддающихся лечению, я сосредоточился на тех пациентках, которые выглядели наиболее безнадежными и были совсем запущены. Я выяснил у нянечки, которые из них кажутся ей самыми безнадежными, а также взял на заметку тех, кто больше всех был обделен вниманием сестер и других пациентов и кто менее всего тянется к другим. ... Были отобраны двенадцать наиболее безнадежных больных. [Удалось добиться, что] две сестры, по крайней мере в течение года, если они захотят дотерпеть до конца, будут проводить с этими пациентками время с девяти утра до пяти вечера. Я сказал сестрам, что меня не волнует, будут ли они являться на дежурство ровно в девять и уходить ровно в пять — этим ничего не добьешься, — пусть они просто проводят с этими пациентками столько времени, сколько они сами могут им уделить. Другим условием было предоставление пациенткам отдельного помещения. Мне не удалось вытребовать помещение, которое было бы в их распоряжении круглосуточно, но я вылез из кожи и все-таки добился выделения довольно уютной комнаты. Это была не палата, коек в ней не было. И отныне двенадцать пациенток и две медсестры переходили в эту комнату и проводили там время с девяти утра до пяти вечера. В первый день этих "безнадежных" женщин из палаты в дневную комнату пришлось вести силой. На второй день в половине восьмого утра меня ожидало одно из самых волнующих переживаний за все время, проведенное в этой палате. Двенадцать пациенток сгрудились около запертых дверей и просто-таки не могли дождаться момента, когда они выберутся отсюда и окажутся там вместе со мной и двумя сестрами. И пока мы шли туда, они пританцовывали, припрыгивали, делали нетерпеливые круги и т.п. Совсем не мало для "безнадежных". .... Примерно через год я ушел из этой больницы. Это мероприятие, правда, в видоизмененной форме, продолжалось и после моего ухода. Месяцев через восемь после его начала все двенадцать пациенток покинули стены больницы. На следующий год все двенадцать снова туда вернулись. Эксперимент заглох, но на какое-то время он что-то изменил в судьбе двенадцати больных и двух сестер, да и в судьбе других людей тоже. ... ничто не пропадает зря."
Уехав из Глазго, Лэйнг переехал в Лондон, в знаменитую Тэвистокскую клинику. В ней давно существовала сильная психологическая и психоаналитическая школа. Там читал очень известные лекции Юнг, там же базировались многие психоаналитики школы Мелани КЛЯЙН; его научным руководителем стал психоаналитик и педиатр Д.Винникотт. До сих пор в Тэвистоке ведутся социологически-психиатрические исследования. Важно, что если до этого Лэйнг был знаком только с психиатрией физиологического направления, потому что в Глазго не было своей сильной психоаналитической или психологической школы (Лэйнг рассказывает об этом в автобиографических вещах "Факты жизни" и "Голос опыта"), то после приезда в Тэвисток он встретился с психологическим и социологическим подходом. Видимо, это было для него открытием, которым позже он очень увлекся. Там он провел первые исследования семей шизофреников (1956-1960). Это были для него годы, когда созревала его уверенность, что корни шизофрении находятся, если говорить широко, в социальных условиях, а если говорить более узко - в семье (последнее - ход мысли, продиктованный ПСИХОАНАЛИЗОМ). В последующие годы он работал в разных клиниках и занимался частной практикой, постоянно сотрудничал с ИНСТИТУТОМ исследования человеческих отношений при Тэвистоке (Tavistock Institute of Human Relations, научно-исследовательское учреждение), а также возглавлял несколько комитетов и общественных учреждений, разных в разное время.
По всей видимости, тогда он еще не познакомился с теорией двойной связи Бэйтсона (см.прил.), которая предлагает конкретный механизм того, как неправильное воспитание (и вообще неправильные взаимоотношения) вызывают шизофрению. Впоследствии, узнав теорию Бэйтсона, он стал ее адептом. В его работах того периода - прежде всего, "Self And Others" - ощущается предшествующее экспериментальному исследованию желание доказать заранее известный результат (шизофрения вызывается в семье). Однако, не зная, грубо говоря, как это происходит, он (как и его соавторы) в поисках убедительной картины пробует примерять разные теории. Вообще говоря, скорее всего это говорит о том, что относительно главного гносеологического вопроса настоящей работы - порождается научное знание объективными свойствами предмета или господствующими в это время в культуре ходами мысли - АНТИПСИХИАТРИЯ скорее всего представляет собой пример определения мысли культурой.
Шестидесятые годы для него - период антипсихиатрии. В судьбе этого явления, с точки зрения рассказа о Лэйнге, интересно соотношение его личных качеств и действий и некоторым образом независимых от него обстоятельств. Независимые от него обстоятельства складывались неблагоприятно. До какой-то степени в его власти было с этим бороться. Пока у него были силы, он боролся, затем силы кончились, он перестал, все развалилось.
В человеческом смысле слова жизнь его была грустной и неудачной. В конце ее он много пил, потерял из-за этого работу, семью и дом. В 62 года он умер от инфаркта. Долгая ДЕПРЕССИЯ, в которой он был перед смертью, и сам его АЛКОГОЛИЗМ, кажется, однозначно свидетельствуют, что в чем-то он допустил ошибку. Он не знал, в чем она, поэтому не смог исправить (впрочем, если бы он знал, в чем она, он, наверное, не столько смог бы ее исправить, сколько написал бы об этом книгу).

Словарные статьи, связанные с Лейнг

Произведения Лейнг в нашей библиотеке

Нет ничего в библиотеке.

Книги, в которых есть упоминания о Лейнг

Нет ничего в библиотеке.