Социология в Украине

Бухарин Николай Иванович (27.09.1888, Москва — 15.03.1938, Коммунарка)

Бухарин Николай Иванович (27.09.1888, Москва — 15.03.1938, Коммунарка)Бухарин Николай Иванович (27.09.1888, Москва — 15.03.1938, Коммунарка) - один из лидеров партии БОЛЬШЕВИКОВ до и после революции 1917 г. в России. Он писал об ИМПЕРИАЛИЗМЕ и, хотя имел расхождения с ЛЕНИНЫМ, расценивался как один из наиболее блестящих молодых членов руководства. Бухарин играл главную РОЛЬ в экономических дебатах 1920-х гг., ратуя за постепенный путь к СОЦИАЛИЗМУ, воплощенный во введенной в 1921 г. Новой экономической политике. Он являлся редактором ежедневной партийной газеты с 1917 г. по 1929 г., но когда выступил против программы ускоренной индустриализации СТАЛИНА, был удален из редакции. Оставался ведущим членом партии, однако был исключен из нее в 1937 г., а затем казнен в период московских процессов.
Родился в семье школьного учителя Ивана Гавриловича Бухарина (1860—1940). С 1893 жил в Кишинёве, где отец работал податным инспектором.
После окончания гимназии учился на экономическом отделении юридического факультета Московского УНИВЕРСИТЕТА (в 1911 исключён за участие в революционной деятельности). Во ВРЕМЯ революции 1905—1907 гг. совместно со своим лучшим другом Ильёй Эренбургом принимал активное участие в студенческих демонстрациях, организованных студентами Московского университета. В 1906 вступил в РСДРП, примкнув к большевикам. В возрасте 19 лет вместе с Григорием Сокольниковым организовал в Москве молодёжную конференцию 1907, которая впоследствии считалась предшественницей комсомола.
В 1908—1910 гг. — член Московского комитета РСДРП, вёл работу в профсоюзах. В это время сблизился с В. М. Смирновым и познакомился со своей будущей женой Н. М. Лукиной.
В июне 1911 арестован и сослан на 3 года в Онегу (Архангельская губерния), в том же году бежал из ссылки и нелегально выехал в Ганновер, потом в Австро-Венгрию.
За границей Бухарин познакомился с Лениным, с которым впоследствии поддерживал дружеские отношения. В Вене он также встретился со Сталиным, которому помогал в работе с немецкоязычными источниками при подготовке статьи «Марксизм и национальный вопрос». В эмиграции продолжал заниматься самообразованием, изучая сочинения как основателей МАРКСИЗМА и социалистов-утопистов, так и своих современников. Особенно сильное влияние на формирование взглядов Бухарина оказал А. А. БОГДАНОВ.
Рапорт стокгольмской полиции об аресте Мойши Абы Долголевского (Николая Бухарина). Указаны дата и место рождения — Екатеринослав, 27 сентября 1885, и имя отца — Пинхус Долголевский.
В 1914 году, с началом Первой мировой войны, арестован властями Австро-Венгрии по подозрению в шпионаже и выслан в Швейцарию. С 1914 жил в Лондоне, с 1915 — в Стокгольме. В Швеции жил под чужим именем Мойша Долголевский. По воспоминаниям жены Бухарина А. М. Лариной этим же именем он назывался и позднее, в разговорах с её отцом Михаилом Лурье (Юрием Лариным): "до последнего времени, приходя к отцу, Николай Иванович так себя и называл. Звонил в дверь, не успеешь открыть, как уже слышится его заразительный смех: «Откройте, Мойша-Абе-Пинкус Довголевский пришел!».
Несмотря на то, что ЭМИГРАНТАМ было запрещено вмешиваться в шведскую политику, он писал для скандинавских левых газет и участвовал в собрании эмигрантского клуба, который шведская полиция считала подставной революционной организацией. Был арестован 23 марта 1916 года в квартире на Сальмэтаргатан, где он жил вместе с двумя другими большевиками (Юрием Пятаковым и Евгенией Бош). В полицейском участке назвал себя Мойша Долголевский. После нескольких недель тюремного заключения в апреле 1916 выслан из Швеции в Норвегию жил в Христиании (Осло), Копенгагене, с октября 1916 — в Нью-Йорке (США), где познакомился с Львом Троцким и Александрой Коллонтай и редактировал (с января 1917) вместе с Троцким журнал «Новый мир».
В 1915 написал работу «Мировое хозяйство и ИМПЕРИАЛИЗМ», посвящённую анализу особенностей капитализма начала XX века. Эта работа была положительно оценена Лениным, написавшим к ней (не публиковавшееся до революции) предисловие и использовавшим ряд её положений в своём труде «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916). С другой стороны, в развернувшейся с началом Первой мировой войны среди социал-демократов дискуссии о праве наций на самоопределение Бухарин выступил против позиции Ленина и его сторонников (в частности, Сталина и Зиновьева). Соответствующие взгляды Бухарина и примкнувшего к нему Пятакова Ленин назвал «карикатурой на марксизм» и расценил как рецидив ЭКОНОМИЗМА 1890-x, связанного с неумением отличать политические вопросы от экономических.
"Ник. Ив. [Бухарин] занимающийся экономист, и в этом мы его всегда поддерживали. Но он доверчив к сплетням и в политике дьявольски неустойчив" (Из письма Ленина к А. Г. Шляпникову, 1916 г.; см.: ПСС Ленина, т. 49, с. 194).
После Февральской революции 1917 г. Бухарин немедленно принял решение о возвращении на родину, однако вернулся в Россию только в мае 1917, поскольку был арестован в Японии, через территорию которой возвращался. Во Владивостоке был арестован местными властями за агитацию среди СОЛДАТ и матросов.
В 1917 избран членом ЦК РСДРП(б), после чего работал в Московском комитете партии и редактировал печатное издание «Известия Московского военно-революционного комитета». Вёл активную пропагандистскую работу во время Октябрьской революции 1917, занимая радикальные левые позиции. Джон Рид в книге «Десять дней, которые потрясли мир» утверждает, что Бухарин считался «более левым, чем Ленин». В течение многих лет с небольшим перерывом в 1918 году — главный редактор газеты «Правда» и фактически ведущий партийный идеолог. Подготовил предложения по национализации промышленности и созданию органов управления экономикой во главе с Высшим советом народного хозяйства (ВСНХ).
В 1917—1918 в качестве редактора «левокоммунистической» газеты «Коммунист» был лидером «левых» коммунистов, совместно с другими «левыми» коммунистами, а также левыми эсерами выступал как против подписания мира с немцами в Брест-Литовске, так и против позиции главы советской делегации Льва Троцкого, требуя продолжения линии на мировую пролетарскую революцию. Позже, во время инициированной в 1923 Троцким дискуссии о фракциях в ВКП(б), признал, что во время обсуждения Брестского мира часть левых эсеров предложила ему участвовать в аресте Ленина на 24 часа и создании коалиционного социалистического правительства из противников мирного договора с Центральными державами. Левые эсеры утверждали, что это правительство сможет разорвать договор и продолжить революционную войну, однако Бухарин наотрез отказался участвовать в заговоре против вождя партии и государства. Через некоторое время после подписания Брестского мира перешёл на сторону Ленина, свидетельством чего стало возвращение Бухарина на должность главного редактора «Правды». 25 сентября 1919 Бухарин стал жертвой террористического акта: он был ранен бомбой, брошенной террористами-анархистами в помещение Московского комитета РКП(б) в Леонтьевском переулке.
В мае 1918 выпустил ставшую широко известной брошюру «Программа коммунистов (большевиков)», в которой теоретически обосновывал необходимость трудовой повинности для нетрудовых КЛАССОВ. После опубликования работ «Политическая экономия рантье» и «Мировое хозяйство и империализм» стал одним из ведущих экономистов-теоретиков РКП(б). В 1919—1920 являлся членом Исполкома Коминтерна.
В октябре 1919 совместно с Евгением Преображенским написал выдержавшую впоследствии более 20 переизданий книгу «Азбука КОММУНИЗМА». В мае 1920 написал (частично в соавторстве с Георгием Пятаковым) работу «Экономика переходного периода. Часть I: Общая ТЕОРИЯ трансформационного процесса». Эти работы были в целом положительно встречены Лениным, который, однако, считал, что рассмотрение ряда вопросов ведётся Бухариным с точки зрения не марксизма, а разрабатывавшейся А. А. Богдановым «всеобщей организационной науки», а также критиковал автора за чрезмерно напыщенный стиль изложения. Представляет интерес шуточная рецензия Ленина на книгу «Экономика переходного периода», в которой пародируется увлечение Бухарина иноязычной лексикой: «Превосходные качества этой превосходной книги испытывают некоторую деквалификацию, поскольку они лимитируются тем обстоятельством, primo, что автор недостаточно фундирует свои постулаты…» — Из «Recensio academica» В. И. Ленина на книгу «Экономика переходного периода».
В целом работы Бухарина 1918—1921 годов написаны под сильным впечатлением от практики «военного КОММУНИЗМА», связанного с широким применением внеэкономического принуждения в экономике страны. Характерная цитата: «С точки зрения большого по своей величине исторического масштаба, пролетарское ПРИНУЖДЕНИЕ во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи» — «Экономика переходного периода», глава X.
В «профсоюзной дискуссии» 1920—1921 годов Бухарин занимал позицию, которая им самим рассматривалась как «буфер» между основными сторонами спора: Лениным и Троцким. Он пытался доказать, что разногласия между участниками дискуссии основаны на недоразумении и напоминают спор человека, называющего стакан стеклянным цилиндром, и человека, называющего тот же стакан инструментом для питья. Ленин (считавший позицию Бухарина разновидностью троцкистской) использовал пример Бухарина со стаканом для популярного изложения некоторых взглядов марксизма, не понятых, с его точки зрения, Троцким и Бухариным (рассуждение Ленина получило впоследствии известность как «диалектика стакана»).
Подводя итоги своим наблюдениям за ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ Бухарина, Ленин дал ей следующую характеристику, впоследствии получившую широкую известность: «Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)» — Из «Письма к съезду» В. И. Ленина
С ноября 1923 года активно борется с «троцкистской» Левой оппозицией. Смерть Ленина 21 января 1924 явилась серьёзным душевным ударом для Бухарина, который был одним из лучших товарищей вождя. Бухарин отреагировал на смерть основателя Советского государства искренним и эмоциональным обращением ЦК РКП(б). После смерти Ленина переведён в члены Политбюро ЦК (2 июня 1924) и стал одним из влиятельнейших руководителей партии и государства. Как и Зиновьев, выступил против предания широкой огласке ленинского «Завещания». В этот период Бухарин становится близким другом Сталина, который в одной из бесед охарактеризовал руководящих членов партии следующим образом: «Мы с тобой, Бухарчик, Гималаи, а все остальные — маленькие пятна» (Бухарин принадлежал к немногим высшим руководителям партии и страны, обращавшимся к Сталину на «ты» и называвшим его в своих выступлениях Кобой; Сталин, в свою очередь, звал Бухарина «Николашей» или «Бухарчиком»). Бухарин оказал существенную поддержку Сталину в борьбе против Троцкого (1923—1924), Каменева и Зиновьева (1925—1926) и в окончательном разгроме Троцкого (1927). По некоторым данным, руководил высылкой Троцкого в Верный в 1928.
Проанализировав причины неудач «военного коммунизма», Бухарин превратился в активного сторонника провозглашённой Лениным новой экономической политики. После смерти Ленина он делал акцент на необходимости дальнейшего проведения экономических реформ в русле НЭПа. В это время Бухарин выдвинул знаменитый лозунг (1925), обращённый к крестьянам: «Обогащайтесь, накапливайте, развивайте своё хозяйство!», указав, что «социализм бедняков — это паршивый социализм» (впоследствии Сталин назвал лозунг «не нашим», а Бухарин отказался от своих слов). Вместе с тем, Бухарин принимал участие и в разработке сталинской теории «социализма в одной отдельно взятой стране», противопоставленной идее перманентной мировой революции Троцкого.
В 1928 выступил против усиленной коллективизации, предлагая эволюционный путь, когда КООПЕРАЦИЯ и общественный сектор (многоукладная ЭКОНОМИКА) будут постепенно экономически вытеснять индивидуальное хозяйство, а кулаки не будут подлежать физическому устранению как КЛАСС, а будут постепенно уравнены с остальными жителями деревни. В опубликованной в «Правде» статье «Заметки экономиста» Бухарин объявил единственно приемлемым бескризисное развитие аграрного и индустриального сектора, а все другие подходы (в первую очередь сталинский) — «авантюристическими». Это, однако, противоречило курсу Сталина на всеобщую коллективизацию и индустриализацию (причём на программу Сталина в известной степени повлияли и взгляды Троцкого о необходимости форсированной индустриализации, которые Сталиным же были отвергнуты как нереализуемые всего тремя годами ранее).
Неделей позже Политбюро осудило выступление Бухарина, а тот в полемике в ответ на требование генерального секретаря «прекратить линию торможения коллективизации» назвал Сталина «мелким восточным деспотом». В ноябре 1928 Пленум ЦК назвал позицию Бухарина, Рыкова и Томского «правым уклоном» (в противоположность «левому уклону» Троцкого). На апрельском Пленуме ЦК и ЦКК (1929) Сталин заявил, что «вчера ещё личные друзья, теперь расходимся с ним в политике». Пленум завершил «разгром группы Бухарина», а сам Бухарин был снят с занимавшихся постов. Отказавшись «покаяться», 17 ноября 1929 он был выведен из Политбюро ЦК. Вскоре часть поддерживавших позицию Бухарина членов Коммунистического Интернационала, возглавляемых выходцами из американской компартии, были исключены из Коминтерна, образовав «Международную коммунистическую оппозицию». Но сам Бухарин уже через неделю признал свои ошибки и заявил, что будет вести «решительную борьбу против всех уклонов от генеральной линии партии и, прежде всего, против правого уклона». На XVII съезде ВКП(б) (1934) в своём выступлении заявил: «Обязанностью каждого члена партии является сплочение вокруг товарища Сталина как персонального воплощения ума и воли партии». В 1934 переведён из членов в кандидаты в члены ЦК ВКП(б).
Бухарин в силу широты своих знаний считался (наряду с Лениным, Троцким и Луначарским) одним из самых эрудированных представителей большевистской партии после её прихода к власти. Бухарин свободно владел французским, английским и немецким языками. В повседневной жизни был дружелюбен и приветлив, оставался доступным в общении.
В 1929—1932 являлся членом Президиума ВСНХ СССР, заведующим научно-техническим управлением. С 1932 — член коллегии Наркомата тяжёлой промышленности СССР. В это же время (1931—1936) он был издателем научно-популярного и общественного журнала «Социалистическая реконструкция и НАУКА» («СоРеНа»). Бухарин был одним из редакторов и активным участником первого издания БСЭ. У зарубежной интеллигенции (в частности, Андре Мальро) был проект поставить Бухарина во главе редакции неосуществлённой международной «Энциклопедии XX века».
С 1934 и до второй половины января 1937 занимал пост главного редактора газеты «Известия», к сотрудничеству в которой он привлёк лучших журналистов и писателей того времени, а содержанию и даже оформлению газеты уделял много внимания. В феврале 1936 был командирован партией за границу для перекупки принадлежавшего Немецкой социал-демократической партии архива Карла МАРКСА и Фридриха Энгельса, который был вывезен в ряд стран Европы после прихода к власти в Германии нацистов.
С именем Бухарина были связаны надежды части интеллигенции того времени на улучшение политики государства по отношению к ней. Тёплые отношения связывали Бухарина с Максимом Горьким (впоследствии Бухарина обвинят на суде в причастности к убийству Горького); его помощью в КОНФЛИКТАХ с властями пользовались Осип Мандельштам и Борис Пастернак. В 1934 Бухарин выступил на I съезде советских писателей с речью, где исключительно высоко ставил Пастернака, а также критиковал «комсомольских поэтов»: «Это поэт-песнопевец старой интеллигенции, ставшей интеллигенцией советской… Пастернак оригинален… В этом его сила, потому что он бесконечно далек от шаблона, трафаретности, рифмованной прозы… Таков Борис Пастернак, один из замечательнейших мастеров стиха в наше время, нанизавший на нити своего творчества не только целую вереницу лирических жемчужин, но и давший ряд глубокой искренности революционных вещей».
Партия, однако, вскоре отмежевалась от этого выступления. В то же время ранее Бухарин активно участвовал в посмертной кампании против Есенина и «есенинщины», причём его участие в ней во многом определялось тогдашней внутрипартийной борьбой с Троцким (который выступал с положительными оценками творчества Есенина). В 1927 году в газете «Правда» Бухарин опубликовал статью «Злые заметки», изданную позже отдельной книгой, где писал, что: «Есенинская поэзия по существу своему есть мужичок, наполовину превратившийся в «ухаря-купца»: в лаковых сапожках, с шелковым шнурком на вышитой рубахе, «ухарь» припадает сегодня к ножке «государыни», завтра лижет икону, послезавтра мажет нос горчицей половому в трактире, а потом «душевно» сокрушается, плачет, готов обнять кобеля и внести вклад в Троице-Сергиевскую лавру «на помин души». Он даже может повеситься на чердаке от внутренней пустоты. «Милая», «знакомая», «истинно русская» картина! Идейно Есенин представляет самые отрицательные черты русской деревни и так называемого «национального характера»: мордобой, внутреннюю величайшую недисциплинированность, обожествление самых отсталых форм общественной жизни вообще».
Впоследствии, в докладе на первом съезде советских писателей Бухарин отозвался о Есенине, «звонком песеннике-гусляре, талантливом лирическом поэте», хотя и критически, но гораздо теплее, поставив в один ряд с Блоком и Брюсовым как «старых» поэтов, отразивших революцию в своём творчестве.
Бухарин был талантливым шаржистом, запечатлевшим многих представителей советской элиты. Многие из его шаржей уникальны. Его шаржи Сталина считаются единственными портретами вождя, выполненными с натуры, а не по фотографии.
Несмотря на унизительное понижение (ему предложили в 1930 г. должность начальника сектора ВСНХ СССР), он согласился занять этот пост. Бухарин публично покаялся и пообещал решительно бороться «против всех уклонов от генеральной линии партии и, прежде всего, против правого уклона». К нему присоединились Рыков и Томский. Но в 1933 г. Бухарин разорвал личные с ними отношения, по сути, предав своих многолетних единомышленников.
В 1934 г. Бухарин получил новое назначение — пост редактора газеты «Известия ЦИК СССР». В том же году Бухарин женился в третий раз на юной Анне Лариной, приемной дочери видного меньшевика, а потом большевика Ю. Ларина. Сугубо личное событие стало обстоятельством политическим — теперь Сталин располагал надежным средством заставить «Бухарчика» оболгать себя и товарищей по партии ради спасения любимой жены и вскоре родившегося сына.
В 1935 – 1936 гг. по распоряжению генсека Бухарин, находившийся под непрерывной открытой слежкой, работал над Конституцией СССР, которая вошла в историю под названием сталинской, хотя на самом деле ее следует называть бухаринской. Ему особенно удается раздел о гражданских и демократических правах. Весной 1936 г. Сталин послал Бухарина вместе с женой за границу за архивами германской социал-демократии, в том числе, за рукописями Маркса (архивы вывез из фашистской Германии Б. Николаевский, видный меньшевик, известный историк-архивист Российской социал-демократии). Бухарин посетил Прагу, Берлин, Копенгаген, Париж. В европейских столицах он встречался с меньшевиками, бывшими большевиками, иностранными коммунистами, известными деятелями культуры; со всеми он был предельно откровенен и, в первую очередь, в оценке Сталина и своей судьбы — «теперь он меня убьет», на этот счет у Бухарина уже не было никаких иллюзий. Ему советовали не возвращаться в Москву, но Бухарин не мог этого сделать, полагая, что эмиграцией перечеркнет свое большевистское прошлое.
Летом 1936 г. ЦК предоставил Бухарину отпуск, который он решил провести на Памире. Оттуда он посылал Сталину верноподданнические письма, называя его старой партийной кличкой «Коба». А в это время в Москве проходил судебный процесс над Зиновьевым и Каменевым, на котором они дали сфальсифицированные показания против Бухарина. Он немедленно вернулся в Москву и попытался попасть на прием к высшим лицам в государстве, но его никто не принял. Тогда Бухарин написал письмо, адресовав его членам Политбюро, в котором клялся в верности Сталину: «я во всех областях с подлинной убежденностью защищал линию партии и сталинское руководство... Какую? Отказаться от колхозов, когда они быстрейше растут и богатеют на общественной ниве»; «победоносные вехи: ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ, коллективизация, уничтожение кулачества, две великие пятилетки, забота о человеке, овладение техникой и стахановство, зажиточная жизнь, новая конституция»; «что мерзавцев расстреляли [Зиновьева и Каменева]— отлично, воздух сразу очистился». Но Бухарин уже понимал, что большая часть их фантастических признаний — результат жесточайших пыток. На письмо никто не ответил, тогда Бухарин решил обратиться к Ворошилову, который отвечал ему в сталинском духе: «гнусные выпады», «мерзкие эпитеты», «негодяй».
Бухарин не успокоился и, предчувствуя скорый арест, написал письмо «Будущему поколению руководителей партии», которое его жена заучила наизусть. Благодаря ей, оно дошло до «будущего поколения». Красной нитью через все письмо проходит мысль: «фильтр истории рано или поздно неизбежно смоет грязь с моей головы», но в письме невозможно найти ответа на вопрос, почему, собственно, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ партии превратилась в клубок чудовищных преступлений.
В феврале 1937 г. Бухарин был арестован по делу Правотроцкистского антисоветского блока. На процессе, проходившем 2 – 13 марта 1938 г. в Москве в Доме Союзов, Бухарин взял на себя всю ответственность за вымышленные преступления никогда не существовавшего правотроцкистского блока и не признавал ни одного конкретного обвинения (от подмешивания толченого стекла в продукты до подготовки убийства Ленина в 1918 году и Сталина в 1930-е годы). Первые слова Бухарина на процессе «Я признаю себя виновным... за всю совокупность преступлений, совершенных этой контрреволюционной организацией» сделали бессмысленным его дальнейший поединок с прокурором А.Я. Вышинским и председателем суда Ульрихом. Те, кто не верил в виновность Бухарина, сами были обречены; рядовые члены партии были, как правило, малограмотны, и хитроумные маневры Бухарина на процессе они понять и оценить не могли. 13 марта 1938 г. Бухарин, Рыков, Г.Г. Ягода, бывший нарком НКВД, и другие были расстреляны. По Москве ходили слухи, что Бухарин и Рыков встретили смерть мужественно, в отличие от Зиновьева и Каменева. Вскоре жена Бухарина была арестована, около двадцати лет провела она в лагерях и ссылках, их крошечный сын воспитывался в различных детских домах и долгое время не знал, чей он сын.
В 1988 г. в годы «перестройки» Бухарин был реабилитирован и восстановлен в партии. Началась неоправданная апология Бухарина как теоретика марксизма, противника Сталина и демократа. Но его теоретическое наследие обесценивалось с каждым годом гласности и осмысления рыночной экономики. И это неудивительно, поскольку Бухарин не являлся ученым-исследователем. Тем не менее трагическая судьба Бухарина, которому в сталинском «Кратком курсе ВКП(б)» отводилась РОЛЬ несостоявшегося убийцы Ленина, заслуживает самого пристального и объективного рассмотрения как наиболее яркого представителя ленинской гвардии.

Словарные статьи, связанные с Бухарин

Нет ничего в словаре.

Произведения Бухарин в нашей библиотеке

Книги, в которых есть упоминания о Бухарин