Социология в Украине

Бовуар Симона де (Simone de Beauvoir; 09.01.1908, Париж — 14.04.1986, Париж)

Бовуар Симона де (Simone de Beauvoir; 09.01.1908, Париж — 14.04.1986, Париж)Бовуар Симона де (Simone de Beauvoir; 09.01.1908, Париж — 14.04.1986, Париж) - французская писательница-феминистка, чьим основным вкладом в социальную теорию — во "Втором поле" (1953) — стало описание ПАТРИАРХАТА, при котором "женское" рассматривается, в терминологии Гегеля, как нечто созданное культурой "иное чем" мужское. Эта "инаковость" объясняется результатом историко-культурного факта разделения труда по половому признаку, но частично и следствием женской половой репродуктивной способности, ограничивающей свободу женщин по сравнению с мужчинами. Единственный предлагаемый ею выход видится в том, что женщины должны воздержаться от БРАКА, деторождения и материнских обязанностей.
Родилась 9 января 1908 в Париже, получила строгое буржуазное воспитание, что описано в ее книге «Воспоминания благовоспитанной девицы» (Mémoires d’une jeune fille rangée, 1958). Изучала философию в Сорбонне, где познакомилась с вождем современного ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМА Ж.П. САРТРОМ.
В 1930-е годы она преподавала философию в Марселе.
В двух последующих частях автобиографической трилогии, «Сила зрелости» (La Force de l'âge, 1960) и «Сила вещей» (La Force des choses, 1963), изображается ее жизнь сподвижницы и ученицы Сартра. В романах Симоны де Бовуар развиваются экзистенциалистские идеи, сюжетные ходы «Мандаринов» (Les Mandarins, 1954; Гонкуровская премия) отражают события жизни писателей из окружения Сартра.
Эссеистика С. де Бовуар включает, среди прочих, работы «Мораль двусмысленности» (Pour une morale de l’ambiguité, 1947), «Второй пол» (Le deuxième sexe, 1949), «Старость» (La Vieillesse, 1970). Публицистическая книга-эссе «Второй пол» посвящена женским проблемам и оказала большое влияние на феминистское движение. Умерла Симона Де Бовуар в Париже 14 апреля 1986, похоронена рядом с Сартром на кладбище Монпарнас.
«У меня всегда была потребность говорить о себе… Первый вопрос, который у меня возникал всегда, был такой: что значит быть женщиной? Я думала, что тотчас на него отвечу. Но стоило внимательно взглянуть на эту проблему, и я поняла прежде всего, что этот мир сделан для мужчин…» — так писала о себе Симона де Бовуар, классик феминистской литературы.
«Прелестные картинки» (1966) — это исповедь писательницы. Героиня ПОВЕСТИ — молодая женщина. Работа в рекламном агентстве приучила ее представлять жизнь как серию картинок из глянцевых журналов: благоустроенный дом, воспитанные дети, муж — модный архитектор, любовник — все как в рекламе. Но что таится за этими благополучными клише? Есть ли здесь место живым чувствам?
Согласно убеждениям Бовуар, люди, существуя в «трагически двусмысленных» условиях и будучи при этом изначально свободными, призваны нести ответственность за «направление собственных жизней». Процедуры осуществления человеком морального выбора в той или иной ситуации в принципе не могут и не должны коррелироваться некими универсальными и поэтому недостаточными правилами. Наши поведенческие реакции целиком и полностью индивидуальны: характер и нравственность личности конституируются в процессе самого акта выбора. ясные и однозначные правила игры элиминируют, по мнению Бовуар, потребность в личных решениях. Этические императивы и максимы материализуются через человеческие поступки, ибо люди, вынужденные существовать в условиях вакуума моральных директив и отсутствия ответов на вопросы экзистенциального порядка, обретают свободу исключительно под давлением обстоятельств. ДОСТИЖЕНИЕ же последней предполагает не устранение неизбывной амбивалентности жизненной ситуации, а экзистенциально-личное осмысление ее. (Такие взгляды Бовуар, вкупе с аналогичными воззрениями основных представителей экзистенциализма, вызвали жесткую критику многих современников. Тезис Бовуар о том, что преступления против личности и собственности несоизмеримо простительнее неискупимых политических преступлений, поскольку последние посягают на смысл истории, был охарактеризован Марселем как проповедь позитивности и допустимости подчинения человека людьми, возомнившими себя избранными хранителеми смысла истории, доступного далеко не всем.) Свобода, по Бовуар, не является потенциальным уделом каждого: «обречен на свободу» любой, осуществивший мужественный акт определения именно своей – уникальной – системы нравственных координат и, тем самым, оказавший сопротивление мировому злу. Формулируя главные основания ФЕМИНИЗМА («Второй пол»), Бовуар полагала, что быть женщиной означает не столько принадлежность к особой биологической категории людей, сколько причастность к особой социопсихической реальности – «женственности». В контексте модели мировосприятия мужчины, по Бовуар, женщина понимается, в первую очередь, как существо, соотнесенное с ним, как определенная «инакость», как «другое». Такая ситуация одновременно порождает как «овещнение» женщины вкупе с утратой ею свободы, так и определенный набор сексуально-поведенческих и культовых преимуществ. По мнению Бовуар, положение женщин в обществе качественно отлично от состояния человечества в целом, ибо мужчины сформировали мир, в котором женщина («иная») обречена выступать «вторым полом». Не столько биология, с точки зрения Бовуар, сколько традиционалистская женственная эмоциональность и сопряженная самооценка задают и предопределяют ТИП распределения социальных ролей в обществе. Несмотря на то, что исторический опыт, по Бовуар, демонстрирует предельно широкий спектр жизненных позиций, которые могли занимать женщины, ни одна РЕВОЛЮЦИЯ и ни одна освободительная доктрина не оказались в состоянии обеспечить реального равенства полов. Миф о женской природе, реконструируемый Бовуар на материалах творчества ряда авторов (в том числе, А.Бретона и Стендаля), по ее мнению, постулировал и укоренил в массовом сознании традиционный архетип о всеобъемлющей эмоциональности женской природы, о ее изначальной неидентичности мужчине. Бовуар в ходе исследования этапа детства и юности людей (особенно девочек), а также устройства и этапов возрастных (как правило, скачкообразных и внезапных!) изменений в устройстве женского тела сформулировала весьма пародоксальный вывод о том, что женщинами не рождаются, женщинами становятся. Репертуары достижения женщиной подлинного равноправия с мужчиной, по мнению Бовуар, не могут быть парциальными: весьма значимое всеобщее экономическое освобождение должно быть дополнено культурно-нравственным ПЕРЕВОРОТОМ. Бовуар полагала, что приоритетный сексуальный ИНСТИНКТ, присущий мужчинам, в конечном счете уступает по биологической энергетике и психической значимости женской любви. Смыслом ее, по мнению Бовуар, выступает обретение гармонии между женскими ЭРОТИЗМОМ и НАРЦИССИЗМОМ, с одной стороны, и воплощение мистической ориентации любящих женщин на поиск Бога в предмете своей страсти. Не отвергая того обстоятельства, что сексуальные различия будут всегда оказывать значимое воздействие на отношения полов, Бовуар утверждала, что ЖЕНСТВЕННОСТЬ, как особое социопсихическое свойство, не должна оставаться решающим инструментом самоопределения женщины в мире, равно как и компенсирующим механизмом в системе властных отношений между полами. Признание универсальной человеческой природы женщины и мужчины – основа того культурного переворота, который, с точки зрения Бовуар, в состоянии предвосхитить истинную женскую эмансипацию. Как утверждала Бовуар, «эмансипировать женщину – значит отказаться от того, чтобы ограничивать ее соотнесенностью с мужчиной, не отрицая эту последнюю; пусть она будет независима, и тогда она будет существовать и для него тоже; признавая друг друга за ЛИЧНОСТЬ, каждый из них все же останется друг для друга иным». Судьба женщины, в контексте идей Бовуар, не может оставаться уделом мужской половины человечества. Женщина обязана восстановить свое человеческое достоинство в процессе творческого самоутверждения, она в исторической перспективе, с точки зрения Бовуар, не может не обрести подлинную свободу и равноправие.
Книга Симоны де Бовуар "Второй пол", написанная уже полвека назад, хотя и растворяется во множестве новых, связанных со вторым тысячелетием проблем, однако в некоторых отношениях не перестает быть актуальной, так как дает женщине точное о себе представление, как биологической, исторической и религиозной особи. Что бы сегодня ни говорили о де Бовуар, как бы ни "умывали" ее в прессе и проповедях, она смотрела реальности в глаза и примером собственной жизни доказала вероятие нового характера взаимоотношений между мужчинами и женщинами.
Написанная в конце сороковых годов книга "Второй пол" не перестала быть значимой и сегодня, несмотря на женские БУНТЫ тридцатых годов, выдвижение знатных колхозниц, героизацию отдельных личностей советского периода (участниц войны, космонавтов и членов правительств). Отдельные случаи не есть правило. Появление в 60-х годах некоторых художественных произведений фантастического характера на темы об амазонках наших дней, написанных в основном мужчинами, одним только характером заметного испуга их авторов перед наступлением женского сословия подтверждают правильность этих суждений.
Теперь припомним судьбу самой писательницы. Гражданская супруга известного французского философа-экзистенциалиста, Симона Де Бовуар родилась в благополучной и отнюдь не бедной семье адвоката и ревностной католички. Ее ДЕТСТВО, как потом она признавалась, было счастливым и безоблачным. Окончив философский факультет и написав работу "на чин", Симона Де Бовуар преподает философию в Марселе все тридцатые годы. В начале сороковых годов у нее начинается роман с преподавателем философии Жаном-Полем Сартром, ставшим для нее другом на всю жизнь. Как литератор, она принимает участие вместе с ним в движении Сопротивления. Их участие в этих событиях неоднозначно, и некоторыми сверстниками оспаривается до сих пор, поскольку они не перенесли тех лишений, которые выпали на долю тех, кто сражался в Сопротивлении с оружием в руках. Но у Симоны де Бовуар навсегда остался комплекс вины из-за того, что она не знала чувства ГОЛОДА, не мерзла и не испытывала жажды. В моральном плане отсутствие такого опыта угнетало ее значительно больше, чем сознательный отказ иметь детей. В конце концов детей ей заменили многочисленные книги, где она пыталась разобраться в себе и в том, например, что такое дети как форма продолжения человеческого РОДА. "У меня всегда была потребность говорить о себе... Первый вопрос, который у меня возникал всегда, был такой: что значит быть женщиной?" Я думала, что я тотчас на него отвечу. Но стоило внимательно взглянуть на эту проблему, и поняла прежде всего, что этот мир сделан для мужчин; мое детство заполонили легенды и мифы, сложенные мужчинами, однако я на них реагировала совсем не так, как мальчики и юноши. Я была так ими взволнована, что забывала слушать собственный голос, собственную исповедь...".
Симона Де Бовуар много пишет, но, берясь за перо, всегда стремится создать только значительное, программное произведение, будь то роман, эссе или автобиографическая повесть. Она размышляет о том, что в отличие от многих живых существ только человек осознает, что его жизнь конечна, что он смертен. И на протяжении этой короткой жизни людям недоступна полная свобода, они всегда сталкиваются с проблемой ответственности в общении "с другими". И самые большие трудности возникают при общении между полами. Симона Де Бовуар видит возможность согласия между ними не в сфере секса и ориентации на привилегированный СТАТУС мужчины, а в совместном поиске смысла жизни.
В конце XX века стали вспоминать книги де Бовуар, посвященные "третьему возрасту", где она сумела передать великолепие жизни, тревогу и тоску зрелых лет, скандальное столкновение собственного сознания с процессом умирания, ухода в небытие.
Вспомнили и книги, в которых она рассказывает о своих "римских каникулах" с Сартром, о темах их бесед и разговоров, о том, что их волновало на протяжении жизни, о фантастическом успехе Сартра, о его влиянии на молодежь и умы современников.
У самой Симоны де Бовуар не было честолюбия ее супруга, но она, безусловно, грелась в лучах его славы, скажем с французским оттенком - "реноме", пока не заработала свою собственную славу своим отчетливо выраженным "феминизмом". Философские сочинения Симоны де Бовуар отмечают взвешенная ОБЪЕКТИВНОСТЬ, проницательность, кругозор, хороший слог, просветительское начало, но в обществе она нравилась далеко не всем, ее ругали и марксисты, и католики. Они считали, что ее "чисто женский" бунт был не обоснованием необходимости эмансипации, а свидетельством необузданной гордыни и издерганной души. Спокойное гармоническое состояние Симоны де Бовуар не раз, как она признавалась, на протяжении жизни разрушалось, и писательница подвергала свою судьбу безжалостному анализу и в художественных произведениях и в научных исследованиях.
"Моя героиня - это я" - цитирует она Марию Башкирцеву. И действительно большинство ее романов автобиографичны. Так, например, в своем первом романе "Гостья" о жизни пары, слаженную гармонию которой разрушает вторгшееся в их жизнь юное существо, она описывает свои отношения с Жаном Полем Сартром. Не секрет, что великого философа постоянно окружали юные поклонницы.
Для нее творчество писателя - еще и способ самопознания: "Мужчина действует и таким образом познает себя. Женщина же, живя взаперти и занимаясь трудом, не имеющим весомых результатов, не может определить ни свое место в мире, ни свои силы. Она приписывает себе высшее значение именно потому, что ей недоступен никакой важный объект деятельности...
...Желание жить женской жизнью, иметь мужа, дом, детей, испытать чары любви не всегда легко примирить со стремлением добиться намеченной цели".
Удалось ли ей самой это примирение? Скорее всего, нет. Но она сознательно выбрала свой путь. И всей своей жизнью пыталась доказать, что между мужчиной и женщиной возможны прочные отношения, не обусловленные их биологической сущностью. Именно поэтому отказалась иметь детей. Именно поэтому всегда была рядом с Сартром даже тогда, когда их взаимная страсть угасла и у каждого из них была своя личная жизнь. Об их удивительном гражданском союзе ходили легенды. Считалось, что никто из них не хочет большего. Каждое публичное появление известного философа ожидалось журналистами, всегда знающими больше, чем другие, как сенсация: с кем сегодня он появится? Но Сартр настойчиво демонстрировал свою верность Симоне де Бовуар.
Была ли она красива? Пожалуй, нет. Если так можно сказать о француженке. А она была настоящей француженкой. Любила красивую и модную одежду и обладала отличным вкусом. На фотографиях периода романтических отношений с Сартром на нас смотрит уверенная в себе, очаровательная женщина. Но позже ей пришлось выслушать столько гадостей и обвинений в свой адрес, что, говорят, у нее появился комплекс некрасивой женщины. Самостоятельность ее мышления и яркие публикации в защиту женской эмансипации способствовали созданию образа чуждой земным радостям феминистки. Симона не опровергала эти обвинения.
Но вот через десять лет после ее смерти в 1997 году вышла книга "Трансатлантическая любовь" - собрание писем Симоны де Бовуар к американскому писателю Нельсону Алгрену, в которых мы видим другую, неофициальную, не "бойцовскую" сторону жизни писательницы. Она написала любимому мужчине сотни посланий - свидетельств ее страстной и ревнивой человеческой любви. Ради встречи с любимым эта, отнюдь не небожительница, летала через океан на довольно хилых в пятидесятые годы "стальных птицах", открывала для себя поначалу никак не манившие ее ГОРОДА вроде Чикаго и Лос-Анджелеса, читала не нравившуюся ей издалека литературу, заводила ненужные ей знакомства. Часто она не могла заснуть, не написав Нельсону очередного письма, не произнеся хотя бы письменно только ему слова любви. В отличие от всех ее книг, изданных ранее, "Трансатлантическая любовь" раскрывает нам писательницу как совершенно земную женщину, мечтающую о семье, о встречающем ее на пороге дома любимом, дарящем ей самые обычные тепло и уют. "...Я даже сплю, ожидая тебя, - пишет она. - Мое сердце полно неутоленных желаний, которые мне радостны, поскольку, кажется, они взаимны. Спокойной ночи, мой дорогой, как нежно сегодня вечером я тебя люблю". Письма, подобные этому, Симона де Бовуар писала ежедневно с 1947 по 1964 год. В письмах они часто обращались друг к другу: "мой муж", "моя жена". Однако ей не суждено было выйти замуж за Нельсона, как они об этом мечтали. Причину нужно искать в очень устойчивой легенде о Сартре и де Бовуар, в глубокой связи писательницы с Францией и в личной жизни самого Нельсона. Атлантический океан крепко соединял, но и серьезно разделял двух художников, творцов собственной жизни, своей биографии. Не все еще нам известно. Ведь правда часто не соответствует легендам. Должно пройти не одно десятилетие...
Сартр и де Бовуар похоронены в совместной могиле на кладбище Монпарнас. Писательские могилы сейчас менее посещаемы, чем могилы шансонье и поп-музыкантов. Однако и на них французы кладут ЗНАКИ любви и признательности - цветы и камни. На могиле Сартра и де Бовуар лежат красные гвоздики и камушки, похожие на гальку, подобранную на морском берегу.

Словарные статьи, связанные с Бовуар

Нет ничего в словаре.

Произведения Бовуар в нашей библиотеке

Книги, в которых есть упоминания о Бовуар