Социология в Украине
Московские заправки подняли цены на дизтопливо.

Степун Федор Августович (18.02.1884, Москва – 23.02.1965, Мюнхен)

Степун Федор Августович (18.02.1884, Москва – 23.02.1965, Мюнхен)Степун Федор Августович (18.02.1884, Москва – 23.02.1965, Мюнхен) - философ, писатель, социолог. В 1902-09, с перерывом в один год, изучал философию в Гейдельбергском УНИВЕРСИТЕТЕ.
В 1910 на кафедре Виидельбанда защитил диссертацию о философской концепции Вл. Соловьева.
В 1910-14 вместе с Кронером, Г. Мелисом, Э. Метнером, Б. Яковенко и Гессеном издавал международный философский журнал "Логос", выступал в русской провинции с лекциями на историко-культурные, культурфилософский и эстетические темы.
После высылки из России в 1922 живет преимущественно в Германии, преподает в Русском ИНСТИТУТЕ в Берлине, выступает с публичными лекциями в разных ГОРОДАХ Германии, Швейцарии и Франции.
Сотрудничает с "Современными записками", пытается возобновить русское издание "Логоса" (единственный номер вышел в 1925 в Праге в изд-ве "Пламя").
С 1926 - внештатный профессор Социологического отделения института народного хозяйства при Высшем политехническом училище в Дрездене, затем - профессор Социологического семинара института социальных и экономических наук при том же училище (преобразовано в Дрезден. университет).
Возглавлял ОБЩЕСТВО им. Вл. Соловьева в Дрездене, ставшее одним из центров духовной жизни русской эмиграции. В 1937 отстранен от преподавания нацистами.
В 1946-59 профессор философского факультета Мюнхенского университета (ведет уникальный предмет - историю русской мысли). До самой кончины Степун чрезвычайно деятелен как лектор; его публичные выступления неизменно собирают сотни слушателей. Творческий темперамент Степуна принципиально антисистематичен, что нашло отражение не только в содержании и стиле его работ, но и в составе его наследия. Книги Степуна, за немногими исключениями, представляют собой сборники статей и докладов, вызванных определенным внутренним или внешним поводом. Его первые философские выступления - "Трагедия творчества" ("Логос". Кн. 1. М., 1910) и "Трагедия мистического сознания" (Там же. Кн. 2-3. М., 1911-12) суть опыты интерпретации, в первом случае - Ф. Шлегеля, во втором - P.M. Рильке и Мейстера Экхарта. Работа, задуманная как программная, "Жизнь и творчество" (Там же. Кн. 3-4, М., 1913), - не столько философский трактат, сколько упражнение в жанре философского трактата.
В основе статьи "Освальд ШПЕНГЛЕР и закат Европы", давшей название коллективному сборнику 1922, лежит ТЕКСТ доклада, дважды прочитанного зимой 1918-19 (все эти сочинения составили сборник "Жизнь и творчество", вышедший в Берлине в 1923). Характер полухудожественного эссе носят и многочисленные обзоры и рецензии, которые Степун писал сначала для "Логоса", а затем для "Современных записок", "Мостов", "Нового журнала", "Возрождения", "Вестника РСХД" и других периодических изданий русской эмиграции. Невыделенность философии из других форм сознания, продиктованная убеждением Степуна в неавтономности этого вида "творчества", придает его письму, представляющему собой синкретическое единство различных способов описания реальности, особые свойства. Размывая жанровые и дисциплинарные границы, Степун сам оказывается на границе философии и литературы, философии и социологии, философии и теории культуры.
Книга "Большевизм и христианская экзистенция" (1959) - сборник статей, тематически объединенных как размышления о природе русского КОММУНИЗМА, по характеру выполнения может быть отнесен то к истории и социологии культуры, то к "философии литературы", то к философско-художественной публицистике.
Сборник "Христианство и социальная РЕВОЛЮЦИЯ" ("Christentum und soziale Revolution", 1961), в который вошли два эссе о Достоевском и одно о Толстом, может быть отнесен к литературной и философской герменевтике: спекуляции об экзистенциальном и религиозном измерении человеческого бытия здесь соседствуют с размышлениями о специфике эстетического опыта, обеспечивающего в каждом отдельном случае акт понимания.
Опыт Степуна как теоретика и практика театра кристаллизуется в сборнике "Основные проблемы театра" (Берлин, 1923, 2-е изд.).
Книга "Мистическое МИРОВОЗЗРЕНИЕ" ("Das mystische Weltschau", 1964) - пять характеристик "русских символистов" (Вл. Соловьев, Бердяев, А. Белый, Блок, Вяч. Иванов), в которых Степун демонстрирует - с разной степенью убедительности - метод эмпатического портретирования. Главное в рисуемых Степуну портретах - схватить решающий для той или иной личности "жест", передав тем самым ее неповторимость. К числу шедевров Степуна принадлежат, несомненно, его мемуары (рус. вариант "Сбывшееся и несбывшееся", 1956, существенно отличается от нем. - "Vergangenes und Unvergangliches", 1947-50), в которых Степун - мыслитель и Степун - художник нашли наиболее гармоничное и адекватное выражение. Важнейшая цель философии - подлинное знание - не обретается, по Степуну, ни методами традиционной философии, ни мистикой.
Задачу современной философской мысли он видит поэтому в синтезе достижений новой европейской философии (ее квинтэссенция - критический трансцендентализм КАНТА) с мышлением, опирающимся на религиозный опыт. В этом он верен Вл. Соловьеву, хотя о приверженности соловьевскому проекту "цельного знания" в случае Степуна говорить нельзя. Основной импульс философствования Степуна - трагическое рассогласование "жизни" и "творчества". "Жизнь" есть совокупность всех манифестаций абсолютного, чистая непосредственность, в которой бытие еще не знает субъект-объектной расщепленности.
В отличие от сферы "жизни", сфера "творчества" есть сфера опосредованности бытия познавательным усилием, абсолютное облачено здесь в различные формы культуры. ФУНКЦИЯ философии в этой связи остается неясной: Степун то приписывает ей особую РОЛЬ (синтезирование различных форм приближения к абсолютному), то рассматривает ее как одну из культурных форм наряду с наукой, религией и искусством. ДУАЛИЗМ "жизни" и "творчества" у Степуна не следует истолковывать как дуализм (положительного) единства бытия и (отрицательного) отпадения от этого единства. "Творчество" никоим образом не есть грехопадение, задачу мысли Степун усматривает как раз в философском и религиозном "оправдании" феномена творчества. Творчество как попытка выразить жизнь представляет собой попытку выразить невыразимое; обретаемое в процессе творчества всегда неадекватно тому, что должно быть обретено. В этом состоит неустранимая трагедия творчества. Неокантианская риторика первых статей Степуна и ориентация редактируемого им журнала на европейскую философию первых десятилетий века (в которой опять-таки главенствовал трансцендентализм) послужили причиной несколько смещенного восприятия Степуна последующей критикой. Бердяев припишет Степуна стремление "насадить в России чисто нем. течение", а в историко-философских исследованиях от Н. Лосского до наших дней односторонне подчеркивается принадлежность Степуна "трансцендентально-логическому ИДЕАЛИЗМУ". Между тем проект раннего С. был всего лишь попыткой "на почве кантовского критицизма научно защитить и оправдать явно навеянный романтиками и славянофилами религиозный идеал". По завершении трактата "Жизнь и творчество" С. не возвращается ни к Канту, ни к его баденским интерпретаторам. В начале 20-х гг. немалое место в его рассуждениях занимают ШПЕНГЛЕР и НИЦШЕ. Вл. Соловьев перестал привлекать С. еще в Гейдельберге в период работы над диссертацией - С. связывал это с влиянием Розанова. С Ницше С. сближают размышления о сущности трагедии, исходным пунктом которых является стремление к преодолению "тленного проблематизма всех "слишком человеческих" модусов восприятия и отношения к ней" ("Трагедия и современность", 1923). С. отправляется от противоречия между жизнью как повседневностью, которая есть, в сущности, лишь "тоска по жизни", и "подлинной жизнью" (оппозицию "быта" и "бытия" Степун заимствовал у Вяч. Иванова, испытавшего влияние Ницше). Предлагаемое Степнуом решение тоже вполне ницшеанское: обретение подлинной жизни может состоять только "в творческом преображении жизни". Подлинная жизнь есть "жизнь как произведение искусства". Отсюда особая роль эстетического измерения и в мышлении, и в жизни самого Степуна: это и уникальное место, какое занимает в его работах ПРОБЛЕМАТИКА театра и литературы, и ОТНОШЕНИЕ к собственной жизни как к предмету сознательного делания. Влияние Шпенглера на философию культуры Степуна сказалось, во-первых, в значении, придаваемом им ландшафту (в географическом и в метафорическом смысле); Степун, в частности, намерен реконструировать "ландшафт русского духа". Во-вторых, во внимании к СТРУКТУРАМ чувственности, определяющим бытие той или иной культурной констелляции; в-третьих, в практикуемой Степуном "физиогномике" культуры, затрагивающей как отдельные личности, так и целые эпохи. Хотя большие полотна Степуна и страдают чрезмерной импрессионистичностью, его отдельные портреты производят впечатление высокой достоверности. Для социальной философии Степуна характерно сочетание интуитивизма с методикой социологии знания. Обнаруживая знакомство с работами ШЕЛЕРА и Мангейма, Степун в своих работах о рус. революции анализирует не абстрактный "дух" (будь то "дух народа" или "дух времени"), а исторически конкретные социальные группы и ИНСТИТУТЫ - дворянство, крестьянство, феномен монархии, "орден" интеллигенции (следуя здесь Г. Федотову), а также офицерство и земство. Применительно ко многим исследованиям Степуна ("Основные типы актерского творчества", "Мысли о России", "Письмо из Германии", литературоведческие работы) уместно вести речь о создаваемой им "социологии культуры". Своеобразие места Степуна в истории русской мысли определяется двойственностью его функции - ангажированного участника этой истории и дистанцированного от нее наблюдателя. ОТНОШЕНИЕ Степуна к русской культуре характеризуется спецификой понимания им сущности философствования: философское мышление не занимает у Степуна привилегированного положения, в силу чего представители "литературы" от Достоевского до Белого и Пастернака не только не понижаются в СТАТУСЕ по отношению к представителям "философии", но и включаются в единый контекст истории мысли.

Словарные статьи, связанные с Степун

Нет ничего в словаре.

Произведения Степун в нашей библиотеке

Нет ничего в библиотеке.

Книги, в которых есть упоминания о Степун