Социология в Украине

Монтескье Шарль Луи (Charles-Louis de Seconda, Baron de La Brede et de Montesquieu; 18.01.1689, Ла-Бред – 10.02.1755, Париж)

Монтескье Шарль Луи (Charles-Louis de Seconda, Baron de La Brede et de Montesquieu; 18.01.1689, Ла-Бред – 10.02.1755, Париж)Монтескье Шарль Луи (Charles-Louis de Seconda, Baron de La Brede et de Montesquieu; 18.01.1689, Ла-Бред – 10.02.1755, Париж)
Знаменитый французский политический писатель, историк и социолог, родоначальник европейского ЛИБЕРАЛИЗМА. Родился в замке Лабред близ Бордо 18 января 1689 в семье Жака де Секонда, барона де Лабред. Получил образование в коллеже ораторианцев в Жюйи близ Парижа, а затем, как и приличествовало выходцу из парламентского «дворянства мантии» (noblesse de robe - чиновная знать, издавна отличавшейся независимым оппозиционным ОТНОШЕНИЕМ к монархии), начал изучать право в Бордоском УНИВЕРСИТЕТЕ. В 1705 году, 11 августа, день в день через пять лет после поступления в колледж, Монтескье вернулся в замок своего отца и начал самостоятельно изучать юриспруденцию, поскольку, по всей видимости, в семье было уже решено, что после смерти дяди должность президента Парламента в Бордо перейдет к нему. Стал адвокатом в 1708.
После смерти отца в 1713 Монтескье, известный до этого как де Лабред, получил пост советника (или судьи) в парламенте Бордо. Дядя, ставший его опекуном постарался как можно скорее женить племянника на девушке с хорошим приданым. Бракосочетание состоялось 30 апреля 1715 года всего при двух свидетелях, из которых один едва умел расписаться в церковной книге.
После смерти дяди в 1716 получил титул барона де Монтескье и наследственный пост заместителя председателя парламента Бордо (до революции парламентом во Франции назывался высший судебный, а не законодательный, как в Англии, орган). Монтескье, однако, мало интересовала КАРЬЕРА профессионального юриста. Позднее он заметил, что его занимали идеи, стоявшие за существующими законами, медленное развитие социальных ИНСТИТУТОВ и принципы права. Поэтому десять лет спустя, в 1726, он с радостью продал свою должность, что вполне соответствовало принятым в то ВРЕМЯ обычаям.
В молодости Монтескье занимался естественнонаучными экспериментами и представил их результаты в Бордоскую академию. Среди них были наблюдения за сокращением тканей животных при охлаждении и их расширением при нагревании. Позднее эти эксперименты легли в основу заключений философа о глубоком влиянии климата на человека и, следовательно, на общественные институты. Монтескье занимался по очереди почти всеми естественными НАУКАМИ и представил в академию массу рефератов. Он написал "Рассуждения о системе идей", "Исследование о сущности болезней", ПРИЧИНАХ эхо", "О политике римлян в области религии", "О тяжести", "О приливах и отливах", "Замечания о естественной истории", "О прозрачности тел", "О назначении почечных желез" и много других работ. Но вот в 1721 году появилось произведение, которое вызвало настоящую сенсацию. Хотя "Персидские письма" вышли под вымышленной фамилией автора и печатались в Голландии, его подлинное имя скоро стало известно широкой публике. Завоевав симпатии широкой читающей публики живой сатирой на французское ОБЩЕСТВО – «Персидскими письмами» (Les Lettres persanes), в 1728 Монтескье был избран членом Французской академии (после некоторых колебаний академиков).
В 1726 году Монтескье перебирается в столицу. В Париже Монтескье приложил большие усилия к тому, чтобы стать членом Парижской академии. И благодаря поддержке влиятельных лиц ему это удалось. В Париже Монтескье принимал активное участие в деятельности клуба "Антресоль". Каждую субботу члены клуба проводили вместе три часа. Они обсуждали политические новости, события дня, свои труды.
Среди основателей клуба был английский политический деятель Болингброк, эмигрировавший во Францию после "Славной революции" 1688 года. Болингброк своими рассказами об Англии и английских политико-правовых установлениях, может быть, впервые вызвал у Монтескье живейший интерес к этой стране.
Монтескье решил отправиться путешествовать, чтобы изучить политико-правовые установления других стран. Он собирал материал для трактата "О духе законов", который стал целью его жизни.
Путешествие длилось три года. Монтескье довольно быстро объехал всю Европу, а в Англии прожил около полутора лет. Здесь он посещал сессии палаты общин, наблюдая с радостным удивлением открытую критику правительственной политики, которая была разрешена оппозиционным партиям в парламенте и газетах. Такая свобода была невозможна при абсолютной монархии в его родной Франции, как и почти везде в мире в то время.
В апреле 1731 года Монтескье оставил Англию и вернулся в свой замок Ла-Бред. В 1734 году выходят "Размышления о причинах величия и падения римлян". В них автор пытался доказать на примере римской истории, что только там, где граждане свободны и независимы, где господствуют республиканские НРАВЫ, общество в состоянии успешно развиваться. В конце октября 1748 года в Женеве издатель Барийо напечатал первый небольшой тираж двухтомника "О духе законов". О работе Монтескье знали, поэтому тиражи расхватывались мгновенно. В книге читателю предлагались живописные "прогулки" по странам и эпохам, знакомившие с разнообразием народных обычаев и общественных правил. "Я установил общие принципы и увидел, что частные случаи сами собой подчиняются им, - писал автор в предисловии, - что ИСТОРИЯ каждого народа лишь следствие этих принципов и что всякий частный закон или связан с другим, или вытекает из иного, более общего закона". Определив, что форма правления в стране во многом зависит не от воли законодателя, но от своеобразия самого государства: его размеров, населенности, климата, географии, от религии, исповедуемой народом, и его нравов, Монтескье привнес в науку о праве и вообще в гуманитарное знание ньютоновский метод, отвергавший вмешательство божественного начала в жизнь природы, а теперь и общества.
Последние годы жизни Монтескье провел в своем замке, продолжая свои любимые литературные занятия. Он решил углубить некоторые места "О духе законов", начал писать историю Теодориха Остготского, обрабатывать для печати заметки о путешествии по Европе. Трактат "О духе законов" завоевывал ему все больше почитателей.
В 1754 году Монтескье выехал в Париж. Причиной тому был арест профессора Ла-Бомеля, который одним из первых открыто выступил в защиту автора "О духе законов". Ла-Бомель по требованию французского правительства был арестован в Пруссии, выдан Франции и заключен в Бастилию как человек политически неблагонадежный. Получив это известие, Монтескье счел своей нравственной обязанностью выручить Ла-Бомеля из беды. Он стал энергично хлопотать за несчастного профессора и добился при помощи своих влиятельных друзей его освобождения.
В Париже Монтескье простудился и заболел воспалением легких. 10 февраля 1755 года он умер и был погребен в склепе собора Св. Сюльпиция.
Вся жизнь Монтескье была посвящена почти целиком чтению, размышлениям и медленной, тщательной работе над своими сочинениями. В огромной библиотеке в Лабреде он изо дня в день сидел перед камином, читая или медленно диктуя секретарю. Обладая замкнутым характером, позволяя себе открытость лишь среди друзей, Монтескье иногда появлялся в парижских салонах, стоя в стороне и наблюдая за разнообразием человеческих ТИПОВ.
В «Персидских письмах» был использован восточный антураж, который Монтескье позаимствовал из изданного незадолого перед тем ПЕРЕВОДА Антуаном Галланом «Тысячи и одной ночи» и из описаний путешествий по Ближнему Востоку Ж.Тавернье и Ж.Шардена. «Развлечения сиамца в Париже» Ч.Дюфрена привлекли внимание философа к ценному литературному приему – «наблюдениям иностранца». Однако Монтескье превзошел всех своих предшественников. «Напишите мне что-нибудь вроде Персидских писем», взывал некий парижский издатель к молодым авторам. Несмотря на все попытки имитации работы Монтескье, появление Турецких писем, Перувианских писем, Ирокезских писем не имело того успеха, который имели Персидские письма. В своих письмах персидский путешественник описывает разнообразные глупости и недостатки, а также более серьезные политические и религиозные злоупотребления во Франции 18 в. Чужеземцы поражаются тому, что французам представляется естественным порядком вещей.
Зачастую остроумие и ирония Монтескье превращаются в злую сатиру. Он уже научился писать в характерной энергичной и лаконичной манере. «Дворянство дают только за сидение в кресле», – пишет перс Рика, издеваясь над модным бездельем европейской аристократии (Письмо 78). «Великий аристократ – это человек, лицезрящий короля, разговаривающий с его министрами, а также имеющий предков, долги и пенсии», – пишет Узбек (Письмо 88). В Персидских письмах нападкам подвергаются также религиозные войны, инквизиция, папа римский, абсолютная монархия Людовика XIV и фиаско, которое потерпел Джон Лоу в проведении т.н. плана Миссисипи. Монтескье, заметил Вольтер, «сам мыслит и заставляет мыслить других».
Персидские письма, признавал итальянский правовед Ч.Беккариа, оказали значительное влияние на его трактат «О преступлениях и наказаниях» (1764), в котором он выступал против пыток и призывал к более гуманной процедуре судебного разбирательства. Письма несомненно повлияли на форму некоторых изречений Вольтера в Кандиде и других работах. Разумеется, они оказали огромное воздействие на широкую читающую публику. И сегодня они читаются с удовольствием и не без пользы.
«Размышления о причинах величия и падения римлян» (Considrations sur les causes de la grandeur des Romains et de leur dcadence, 1734, исправленное издание в 1748) – небольшая, но очень важная для творчества Монтескье книга. Ключевым словом в ее длинном названии является «причины». Почему Рим возвысился, почему он в конечном итоге пал? Исторические события имеют свои причины, и изучая их, мы достигнем мудрости, которая позволит избежать ошибок, совершенных в прошлом.
Размышления о римлянах вдохновили великого английского историка Эдуарда Гиббона на написание «Истории упадка и разрушения Римской империи» (1776–1788), хотя он и не согласился с некоторыми заключениями философа. Более поздние историки Рима часто шли по пути, уже проложенному Монтескье.
«О духе законов» (De l'esprit des lois, 1748) – труд всей жизни Монтескье, результат более чем двадцати лет чтения, размышлений и неторопливой, тщательной литературной работы. Благодаря этой книге политическая и социальная наука получила художественную форму и стала доступной широкой публике. Что такое законы? «Законы, – утверждает автор в самом начале книги, – в самом широком значении этого слова суть необходимые отношения, вытекающие из природы вещей». Таким образом, эти отношения внутренне присущи вещам. Их можно найти и исследовать. Они зависят от типа правления, будь то тирания, монархия или ДЕМОКРАТИЯ. Они различаются в зависимости от физических особенностей страны, ее холодного, теплого или умеренного климата, размера, характера рельефа – равнинного или гористого, религии, количества населения, манер, норм морали и обычаев ее обитателей.
Таким образом, представление об «относительности» человеческих верований и институтов имеет фундаментальное значение для мировоззрения Монтескье. Это подход, согласно которому мир не отличается единообразием. Родная страна не всегда права. Из этого акцента на «относительности» следовали космополитические выводы. Среди любимых идей Монтескьё также был принцип разделения власти – законодательной, исполнительной и судебной, который он увидел в действии в Англии. В анализе системы разделения власти и использования принципа балансов и противовесов в правлении Монтескье занимал более ясную и определенную позицию, чем Дж.Локк. В отличие от ЛОККА, он не поддерживал идею о верховенстве законодательной власти. Книга «О духе законов» попала в «Индекс запрещенных книг» в 1751. Годом раньше вышла блестящая работа Монтескье в защиту «Духа законов» (Dfense de l'Esprit des lois).
«О духе законов» также стал фундаментальным трудом в области политической мысли. К нему с уважением относились умеренные лидеры начального периода Французской революции, и если бы Людовик XVI оказался более сильным и способным правителем, во Франции могла бы установиться конституционная монархия в духе английского правления. В США книга Монтескье пользовалась популярностью, ее читали на французском и в английских переводах.
Это особенно относится к анализу Монтескье английской формы правления. Во время дебатов на конституционном Конвенте в Филадельфии летом 1787 «знаменитый Монтескье» часто цитировался как известный АВТОРИТЕТ. По поводу жизненно важного вопроса о разделении власти, писал Джеймс Мэдисон в Федералисте (№ 47), «оракул, с которым обыкновенно справляются, когда речь заходит об этом предмете... это Монтескье. Если он и не имеет приоритета в авторстве этой ценнейшей политической концепции, ему, по крайней мере, принадлежит заслуга в том, что он наиболее действенно ознакомил с нею человечество».
В своем сочинении "О духе законов" Монтескье высказывает свой взгляд на БРАК. "Девушки, для которых только с браком открываются удовольствия и свобода, - говорит он, - которые обладают умом, не осмеливающимся думать, сердцем, не смеющим чувствовать, ушами, не смеющими слышать, и глазами, не смеющими видеть, - достаточно расположены к браку; но юношей к нему приходится побуждать. Так как роскошь монархии делает брак дорогим и обременительным, то побуждением к нему должно служить БОГАТСТВО, которое могут принести с собою жены, и надежды на потомство".
Множество существующих в мире религий Монтескье сравнивает и оценивает с точки зрения степени полезности для общества. РЕЛИГИЯ, как и гражданские законы, должна стремиться к тому, чтобы сделать людей хорошими гражданами. Сообразуясь с общественными интересами и моралью, религия, например, должна рекомендовать людям не созерцательный образ жизни, не праздность, а труд, умеренность, честность. Лучшим средством для религиозного человека заслужить благоволение Божества является соблюдение правил общественной жизни и обязанностей человечности.
С этой точки зрения, как полагает Монтескье, всякая религия — (даже «ложная») есть гарантия честности людей, сдерживающая их уздой. Он указывает на то, что самые истинные и святые догматы могут иметь весьма дурные последствия, если они не сообразуются с принципами общественной жизни, и наоборот — самые ложные догматы могут привести к прекрасным результатам. Монтескье лично склонялся к стоической философии и скептически относился к идее божества карающего и награждающего, но считал эту идею необходимым, сдерживающим дурные страсти людей — народа и государей — средством.
Если какая-то из исторических религий — ХРИСТИАНСТВО, ИУДАИЗМ или магометанство — предпочтительнее других, то только в зависимости от того, какая из них больше способствует смягчению нравов, а не с точки зрения большей или меньшей истинности. Если атеизм соединяется с высокой степенью нравственности, то Монтескье и в нем не видит опасности. Он вовсе не думает, признавая, что религия может и должна быть полезна для общества, что только религиозный человек может быть нравственным, что нравственность держится на религии. Монтескье исходил из того, что нравственный принцип, содержание которого составляют чувство сострадания к ближним и СПРАВЕДЛИВОСТЬ, является прирожденным людям, априорным. В каждой исторической религии Монтескье усматривал как темные и дурные, так и позитивные стороны. Пользу христианства он видел в том, что оно противится духу деспотизма, способствует смягчению нравов и развитию гражданских добродетелей.
Однако Монтескье считал, что принципы религии делаются крайне пагубными, если их вводят в человеческую политику. Он считает необходимым разделение высшей власти в церкви и в государстве. Религия должна быть ограждена от государственного вмешательства и произвола, государи не должны вмешиваться во внутрицерковные споры до тех пор, пока они не нарушают общественный мир и не вызывают смуту. Источник религиозной розни и религиозных войн, которыми заполнена история, — не сам по себе факт существования многих религий, а дух нетерпимости, одушевляющий ту, которая считает себя господствующей. Нетерпимость есть помрачение сознания, упадок человеческого РАЗУМА. Преодоление религиозной вражды не в насильственном установлении религиозного единообразия, но в изъятии сферы религиозной жизни из-под принудительной власти государства, в утверждении духа веротерпимости. В религиозном отношении ЛИЧНОСТЬ должна быть независима от государства.
ГОСУДАРСТВО по возможности может сопротивляться появлению новой религии, но если она утвердилась, то к ней следует относиться терпимо. Если государство решило терпеть у себя несколько религий, то оно должно воспрещать им взаимные ссоры. Монтескье, таким образом, не вполне преодолевает идею государственной религии, поддерживаемой внешними средствами. Тем не менее нельзя недооценить вклад Монтескье в утверждение идеи свободы совести.
Высказывания.
Несчастна судьба людей! Только что ум достиг своей зрелости, как ТЕЛО начинает слабеть.
Жестокость законов препятствует их соблюдению.
Французы почти не говорят о своих женах: боятся говорить при посторонних, которые знают этих жен лучше, чем сами мужья.
Все на свете любят игру; и люди самые благоразумные охотно отдаются ей, пока не увидят всех сопряженных с нею насилий, уловок, заблуждений, потери денег и времени, пока не поймут, что на нее можно затратить всю жизнь.
Бесполезные законы лишают силы законы необходимые.
Я всегда замечал, что для успеха в свете надо иметь дураковатый вид и быть умным.
Всякий человек, обладающий ВЛАСТЬЮ, склонен злоупотреблять ею.
Лучшее средство привить детям любовь к отечеству состоит в том, чтобы эта любовь была у отцов.
Кто гонится за остротой, большей частью в состоянии поймать лишь глупость.
Закон должен быть похож на смерть, которая не щадит никого.
Как мал промежуток между временем, когда человек еще слишком молод и когда он уже слишком стар.
Не следует законами достигать того, что можно достигнуть улучшением нравов.

Словарные статьи, связанные с Монтескье

Произведения Монтескье в нашей библиотеке

Нет ничего в библиотеке.

Книги, в которых есть упоминания о Монтескье