Социология в Украине

Храмы потребителей и бунты современности

Бунты в Лондоне - это не беспорядки голодных и не хлебный бунт. Это беспорядки неполноценных и потерянных потребителей.
Революции не являются продуктом социального неравенства, но неравенство – это минное поле. Причем мины на этом поле разбросаны без всякой системы и порядка – любой человек может уверенно сказать, что некоторые из них скоро взорвутся, но никто не может сказать с какой-либо долей уверенности – какая из мин и когда. Обычно социальной революции можно избежать или подготовится к ней так, чтобы минимизировать последствия. Однако на минном поле такая тактика не сработает. В случае обычных минных полей, мины, расставленные солдатами одной армии, могут быть найдены и обезврежены солдатами другой армии. Опасная работа, как гласит старая армейская поговорка «Сапер ошибается только один раз». Однако в случае минного поля социального неравенства даже такой способ правовой защиты не сработает – искать и обезвреживать мины должны те же люди, которые их ставили, при этом они постоянно ставят новые и наступают на старые. Укладка мин и подрыв на них идут одним потоком.
Все разновидности социального неравенства вытекают из разделения на имущих и неимущих, как отметил Сервантес еще полтысячелетия назад. Но в разные времена имеющие и неимеющие различные объекты желаний, вплоть до государств, в конфликт вступали только из-за самого желаемого и нужного. Два века назад в Европе, несколько десятилетий назад, да и до сих пор некоторые племенные войны и столкновения диктатур лишь войны, где главной целью является обладание хлебом или рисом. Слава Богу, науке и технологии, а также современной политике – в остальном мире это уже не так. Это не значит, однако, что деление на имущих и неимущих исчезло. Наоборот, объекты желания, отсутствие которых вызывает социальные возмущения, стали более многочисленными и разнообразными – их количество и искушение ими растут с каждым днем. Вместе с желанием обладания ими растет гнев, злость и обида, а также желание разрушить то, чем вы не можете обладать. Грабежи и разрушения магазинов вызваны потребностью удовлетворить эти эмоции и желания.
Теперь мы все потребители, потребители прав и обязанностей потребителей в первую очередь. На следующий день после терактов 9 сентября, Джордж Буш в ответ на возмущение американцев как с этим жить и как вернуться к нормальной жизни, не нашел ничего лучшего как сказать «давайте покупать». Уровень нашей торговой деятельности и легкость, с которой мы расстаемся с одним объектом потребления, чтобы заменить его на другой «новый и улучшенный», служат нам в качестве показателя нашего социального положения и успешности в жизненной конкуренции. Мы стараемся максимально избегать проблем, а решение неизбежных ищем в магазинах.
От рождения и до смерти мы приучены к лечению магазинами – аптеки заполнены лекарствами на все случаи жизни – они призваны вылечить или, по крайней мере, смягчить все недуги нашей жизни. Магазины и торговля в целом приобретают эсхатологическое измерение. Супермаркеты, как удачно выразился Джордж Ритцер, - это наши храмы. От себя могу добавить, что списки покупок это наши молитвы, а прогулки по торговым центрам – наше паломничество. Импульс купить что-либо или избавиться от старого – это самые сильные эмоции современности, приводящие в неописуемый восторг. Полнота потребительского удовлетворения означает полноту жизни. Я в магазине, значит я существую. Купить или не купить, вот в чем вопрос.
Для неполноценных потребителей, то есть современных неимущих, магазин является символом их собственной несостоятельности, где они не могут обменять собственную ничтожность ни на что стоящее. Это приводит не только к отсутствию удовольствия, но и к унижению человеческого достоинства. Это лишает смысла жизни, и, в конечном итоге, смысла к уважению всего человеческого и человечества в целом.
Супермаркеты могут быть храмами для полноценных членов общества потребителей. Для подвергнутых же анафеме и изгнанных за неплатежеспособность из церкви потребителей, они становятся форпостами врага, возведенными на земле изгнанников. С охранными валами, чтобы неимущие не могли получить доступа к товарам; Джордж Буш вынужден был согласиться на усиление контроля в обществе, во избежание роста терроризма. Хотя на самом деле это стало усилением контроля доступа к товарам. Решетки на окнах, камеры видеонаблюдения, охранники на входе и внутри только добавляют атмосферы войны и боевых действий. Из этих вооруженных форпостов внимательно следят и напоминают туземцам о том, что они враги, низкосортные и достойные лишь унижения. Их высокомерная недоступность как будто кричит «Я могу, а вы нет!». Но можете что?

Оригинал статьи находится здесь http://www.social-europe.eu/2011/08/the-london-riots-on-consumerism-coming-home-to-roost/
Об авторе можно почитать здесь http://sociolog.in.ua/view_person.php?id=210