Социология в Украине

Все книги автора в библиотеке - Батыгин

Найдено - 10

Социология интернета

СЕТЕВЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ СООБЩЕСТВЕ СОЦИОЛОГОВ (Г.С. Батыгин, Г.В. Градосельская.)

СЕТЕВЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ СООБЩЕСТВЕ СОЦИОЛОГОВВоспроизводство научного знания имеет коллективный характер, и научное сообщество можно рассматривать как сеть взаимодействующих индивидов. Сложность анализа сетей заключается прежде всего в определении именно научной коммуникации и ее дифференциации от других форм социальных связей, в которых принимают участие научные сотрудники. Эта проблема обычно решается на этапе регистрации данных. Когда речь идет о цитатных КОММУНИКАЦИЯХ, сети предстают как "незримые колледжи", производящие направления и темы в науке. Здесь можно картографировать новые "узлы" и зоны, не вписывающиеся в институциональную структуру научных дисциплин. Коммуникация в естественных и технических НАУКАХ, как показал Д. Прайс, существенно отличается от коммуникации в социальных "не-науках", где сети образуются как социальные, внедисциплинарные, сообщества. Это означает, в частности, что цитирования в этих сообществах имеют диффузный, тематически недифференцированный характер. Зато сети приобретают вид социальных "солидарностей" — альянсов и клик.

СОЦИОЛОГИЯ ИНТЕРНЕТ. НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В ВИРТУАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ (Г.С. Батыгин.)

СОЦИОЛОГИЯ ИНТЕРНЕТ. НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В ВИРТУАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕВ публицистической литературе принято писать о грандиозных возможностях Интернет, ассоциации с которым аналогичны АССОЦИАЦИЯМ со светлым будущим всего человечества. Основная идея данной статьи тривиальна: Виртуальное пространство – не более чем кодированные электромагнитные сигналы, позволяющие относительно быстро накапливать, преобразовывать и пересылать сообщения. Поэтому виртуальная КОММУНИКАЦИЯ и Интернет не имеют никакого значения для содержания социологических идей, а равным образом и любых других идей, не только гуманитарных, но даже технических и информационно-технологических. Разумеется, в Сети имеется огромное количество интересной для социолога информации, многие источники телекоммуникационных ресурсов систематизированы П.Г. Арефьевым. Свою задачу Я вижу также в том, чтобы очертить некоторые проблемы социологии текстообразования (мы можем без всяких затруднений истолковать ТЕКСТ как надындивидуальный факт, сообщество sui generis) и «социологии Интернет», которая благодаря работе десятков исследователей, прежде всего Барри Уэлмана и его школы, стала признанным и авторитетным направлением в нашей области. Многие очерченные в статье идеи заимствованы из работ моих коллег И.Р. Купер, подготовившей диссертацию «Гипертекст как форма организации социального знания», А.В. Бахмина, опубликовавшего статью «Сотрудничество и КОНФЛИКТ в виртуальном сообществе», а также С.И. Паринова, создавшего сетевые сервисы, обеспечивающие функционирование онлайнового сообщества – «Российской виртуальной лаборатории для экономистов и социологов».

Социология

ВЛАСТИТЕЛИ ДУМ. МИССИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ И РЕФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК В РОССИИ (Батыгин Геннадий Семенович.)

ВЛАСТИТЕЛИ ДУМ. МИССИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ И РЕФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК В РОССИИЗавершенная СИСТЕМА воспроизводства знания, которую принято назвать «советским МАРКСИЗМОМ», сложилась в 30-е годы. О марксизме (и ленинизме) в данном случае следует говорить лишь условно ? таково самоназвание этой странной системы знания, которая была вынуждена создать и легитимировать политический режим, направленный на преобразование социальной материи в совершенный СОЦИАЛЬНЫЙ порядок. Во всяком случае, марксистский лексикон не должен препятствовать пониманию принципиальной метонимичности советского марксизма. Эта система знания, поддерживающая репрессивные социальные ИНСТИТУТЫ и поддерживаемая ими, представляет собой идейную химеру, пронизанную стремлением к уничтожению и одновременно конструированию призрачной реальности. «Идея-правительница» не знает покоя, постоянно стремясь к какой-то непонятной «практике» и одновременно отвращаясь от нее. Слово и дело не могут жить друг без друга, но и ужиться не могут. Кажется, советский марксизм не философско-политическая доктрина и не МИРОВОЗЗРЕНИЕ, а своеобычный настрой ума, возникающий от безысходности повседневного существования и устремленности к высокой речи. Этот настрой невозможно объяснить репрессиями власти против науки, поскольку сама ВЛАСТЬ была в значительной степени научным и литературным произведением. Особенность советской философии заключается как раз в том, что она была изначально инкорпорирована в систему воспроизводства власти и создавала ее сакрализованный ТЕКСТ. ГИПОТЕЗА заключается в том, что именно преобразования текста (его жанровых форм, тематических репертуаров, аргументативных стилей, толкований, прецедентных текстов) приводили к радикальным изменениям в политических порядках. В этом отношении справедливо суждение, что Россия — страна слов.

Лекции по методологии социологических исследований (Г. С. Батыгин.)

Лекции по методологии социологических исследованийВ книге излагаются основные этапы проектирования социологического исследования, в том числе соотношение концептуальных и операциональных определений, особенности языка переменных, способы построения гипотез и обоснования научного вывода, выборка, экспериментальные планы. Специальные разделы посвящены правилам подготовки научной публикации по социологии и библиографии социологической литературы.
Для студентов гуманитарных вузов и аспирантов, специалистов социологического профиля.

ЛЕКЦИИ ПО МЕТОДОЛОГИИ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ (ПЕРЕИЗДАНИЕ) (Г. С. Батыгин.)

ЛЕКЦИИ ПО МЕТОДОЛОГИИ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ (ПЕРЕИЗДАНИЕ)Развитие научного знания не сводится к открытию новых предметных областей и более совершенных теорий. ИСТОРИЯ знает немало примеров, когда научная РЕВОЛЮЦИЯ начиналась с возникновения нового метода, необычного взгляда на обычные вещи. Метод освещает путь к предмету. «Нас интересует не пол, а то, как он устанавливается», – говорили в Бюро прикладных социальных исследований Колумбийского УНИВЕРСИТЕТА в 1950-е гг.
Социолог живет в том же мире, который пытается изучать и даже обучать. Он вынужден тратить много сил на доказательство очевидного и при этом обязан обнаруживать в очевидном удивительные и глубокие идеи. Если бы физик был одной из элементарных частиц, многие из установленных им закономерностей тоже показались бы ему очевидными. Социолог же вынужден сомневаться в очевидности и искать скрытый за ней смысл.

Невидимая граница: грантовая поддержка и реструктурирование научного сообщества в России (заметки эксперта) (Батыгин Геннадий Семенович.)

Невидимая граница: грантовая поддержка и реструктурирование научного сообщества в России (заметки эксперта)Эти заметки основаны на двух источниках. Первый источник – опубликованные либо иные публично распространенные сведения о грантовом финансировании исследовательских и издательских проектов в научных фондах России. По примерной оценке, в стране действует не менее 150 фондов, финансирующих научные исследования, но большинство из них – здесь нужно проявить аккуратность в терминах – непрозрачны. Во всяком случае, без специальных усилий нельзя установить, каких исследователей они финансируют и в каком объеме. Назовем такие фонды “самореферентными” и оставим их без обсуждения. В определенной степени прозрачны лишь несколько институций, занимающих лидирующее место на открытом “рынке грантов” в области социальных наук. Речь идет преимущественно о локальных российских фондах, хотя они вместе с зарубежными фондами образуют универсальное мировое “грантовое пространство”. Можно более или менее уверенно оперировать сведениями о фонде Дж. Сороса (основан в 1992 г. с первоначальным бюджетом 100 млн долларов, сейчас фонд называется ИНСТИТУТ “Открытое ОБЩЕСТВО”), Московском общественном научном фонде, Восточно-Европейском УНИВЕРСИТЕТЕ, Российском гуманитарном научном фонде, Российском фонде фундаментальных исследований, фонде Дж. и К. Макартуров, Фонде Карнеги, фонде Форда, фонде «Евразия», образовательной программе Европейского сообщества “Темпус/Тасис”, Национальном фонде подготовки КАДРОВ (организации, распределяющей инвестиции Международного банка реконструкции и развития в Российскую систему образования). Доля этих институций на «рынке грантов» в России относительно общих объемов затрат на науку и образование невелика, однако известность и АВТОРИТЕТ позволяют считать их наиболее влиятельными инвесторами в интеллектуальные инновации. По естественным и техническим НАУКАМ бесспорным лидером является Российский фонд фундаментальных исследований, который ежегодно финансирует 40–50 тыс. ученых. В 2000 г. бюджет РФФИ составил 33.5 млн долларов. Всего по РФФИ в 2000 г. финансируется 8142 инициативных научных проекта и 224 издательских проекта. В науки о человеке и обществе РФФИ инвестирует 1.4 млн долларов. В социальных науках очевиден приоритет Российского гуманитарного научного фонда. С 1994 по 1999 г. гранты РГНФ получили более 7000 проектов, поддержано около 20 тыс. ученых. Ежегодно в РГНФ поступает 4 тыс. заявок, за 5 лет издано 1600 монографий.

Организация научного знания: стенограмма лекции, прочитанной в Кубанском госуниверситете (Батыгин Геннадий Семенович.)

Организация научного знания: стенограмма лекции, прочитанной в Кубанском госуниверситетеУважаемые коллеги! Позвольте рассказать вам о правилах производства научного Знания. Я буду исходить из предположения, что НАУКА не только отражает реальность, но и сама Является “социальным фактом”, то есть своего РОДА идеальной реальностью, подчиненной объективным правилам. Мы можем трактовать науку как игру (иногда интеллектуальную), но и в этом случае правила игры не выбираются нами. Научный сотрудник должен подчинить свою жизнь определенного рода обетованию. Разумеется, эта ИГРА – в том числе ее социологическая разновидность – не дает никаких преимуществ в познании мира. Созерцание художника, религиозный опыт и здравый смысл могут казаться более пригодными формами знания, и, действительно, никому из младших научных сотрудников и в голову не придет рассуждать научно, например, в разговоре с девушкой. В этом отношении СОЦИОЛОГИЯ – одна из наиболее рискованных форм знания: внешнему наблюдателю практически невозможно отличить в ней научно обоснованное суждение от политических дебатов, самовыражения, публицистики, вещания, нравоучения, социальной проповеди или художественных образов. Критерий здесь тривиален: научное суждение может быть ошибочным (точнее, всегда Является ошибочным), а другие формы знания – по ту сторону истины и лжи. Иное дело, что применение этого критерия – очень нетривиальная задача. Мы можем выбрать в саду познания тысячу тропинок, и наука – лишь одна из них и не имеет никаких явных преимуществ и в приближении к истине, и преимуществ практических. Нас может успокоить лишь то обстоятельство, что научная тропинка никогда не приводит к цели. Движение здесь – все, а цель ничто. Главное, что мы должны двигаться к цели дисциплинарно организованными порядками.

СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И ТЕМАТИЧЕСКОМ РЕПЕРТУАРЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК (Г.С. Батыгин.)

СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И ТЕМАТИЧЕСКОМ РЕПЕРТУАРЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАУКСоциальные науки представляют собой эпистемическую химеру — соединение сущностно несоединимых феноменов знания: описания реальности как она есть и идеального проекта, не признающего мир в его наличном бытии и стремящегося изменить его в соответствии с художественным идеалом. Этот разрыв между проектом и миром, отчетливо артикулированный романтической традицией, в значительной степени определяет интеллектуальный контекст социальных наук в России, где печатное слово является источником «коллективных представлений», репрезентантом священного. Результатом конституирования «письма» как формы организации природного и человеческого материала стала реификация социального проекта как вырожденной формы эсхатологии. Социальные науки подчинены здесь задаче социального преображения и, соответственно, освобождены от тривиальных «позитивистских» проблематизаций, обнаруживающих значимость в безыскусности факта и тем самым ставящих свое предназначение в зависимость от сопротивления материала. Избавленные от фактичности, социальные науки (равно как и идеологии) выполняют не денотативную функцию (описание реальности), а функцию фигуративную, связанную с производством репрезентаций — превращением внетекстовой реальности в текстовую социальность. Тематическая картография науки в немалой степени определяется включенностью знания в денотативный или фигуративный контекст. Математика, химия, физика описывают мир. ФИЛОСОФИЯ, СОЦИОЛОГИЯ, культурология и политическая НАУКА, в меньшей степени филология должны выражать ЛИЧНОСТЬ творца и получать от него свою ценность. Тем самым нормы производства социального знания оказываются интегрированными в инородную идейную среду, а научное сообщество подчиненным разнонаправленным ценностным векторам — оно должно быть сообществом «социальных ученых» (эта некорректная для русской литературной нормы КОНСТРУКЦИЯ в данном случае исчерпываще точна), задача которых заключается в связывании общезначимых определений реальности для массового сознания, и одновременно исследователей «фактичности», работающих для колледжа. Так приходится служить двух господам.

ТЕМАТИЧЕСКИЙ РЕПЕРТУАР И ЯЗЫК СОЦИАЛЬНЫХ НАУК (Г.С. Батыгин.)

ТЕМАТИЧЕСКИЙ РЕПЕРТУАР И ЯЗЫК СОЦИАЛЬНЫХ НАУКВ 2000 г. в России вышло в свет 59453 названия книг и брошюр [1] . Объем реального публикационного потока в стране может превышать эту цифру на 7-10% — таков оценочный уровень непредоставления обязательного экземпляра. По научной литературе «недостача» может быть оценена на уровне 3-5%. Так или иначе, объем книжного выпуска на 25% превысил уровень 1999 г. и достиг максимального за всю историю России уровня. Сравнения данных о книжном выпуске «раньше» и «теперь» не вполне корректны. Изолированность литературы от рынка позволяла пишущим людям не зависеть от публичного успеха. Сегодня, в «посткоммунистической» России, выпуск научной литературы хотя и остается нерентабельным (за исключением отдельных изданий), но не является бесплатным. Во всяком случае, каждый автор и издатель отлично знают, сколько стоит книга, и кто за нее платит. Поэтому нынешний поток научной литературы (годовой выпуск свыше 10 тыс. экз) более «настоящий», чем «советский», тоже десятитысячный. Сегодня в России сформировался структурно сбалансированный рынок изданий, где действует 15000 зарегистрированных издающих организаций. Около 90% суммарного тиража выпускается в Москве и Санкт-Петербурге, 30% объема выпуска составляет учебная литература. В отличие от книжного выпуска советского режима, где при однообразии издательского репертуара выпускались максимальные тиражи, в 2000 г. средний тираж составил 470 экз.

ЭФФЕКТ МАТФЕЯ. НАКОПЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СТАТУСОВ В НАУКЕ (Г.С. Батыгин.)

ЭФФЕКТ МАТФЕЯ. НАКОПЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СТАТУСОВ В НАУКЕНаука принадлежит тем регионам общественной жизни, где вознаграждение является следствием объективной экспертизы и справедливого признания интеллектуального результата. Такая экспертиза достигается свободным доступом всех членов научного сообщества к ТЕКСТУ, который должен быть распространен в колледже без каких-либо ограничений. Проблема, сформулированная Р. Мертоном как «эффект Матфея», получила отражение в двух его статьях 1968 и 1988 годов . Собственно говоря, проблема накопленного преимущества заключается не столько в том, что тому, кто имеет, присовокупится, а у того, кто не имеет, отнимется (Мф. 13:12), а в том, что произведение, получившее признание, получает вместе с ним вторую жизнь и читается как признанное произведение, превращаясь в «прецедентный текст» — текст, воспринимающийся не с точки зрения его содержания, а с точки зрения его конституированного «значения». В некоторой степени «эффект Матфея» напоминает хорошо известный в экспериментальной психологии «реактивный эффект» ) или Хоуторнский эффект: по данным МЭЙО, Ротлисбергера и Диксона, производительность труда в экспериментальных ГРУППАХ на сборке реле росла даже тогда, когда интенсивность освещения снижалась. «Реактивный эффект» заключается здесь в том, что фактором воздействия на производительность труда становится искусственно созданная ПЕРЕМЕННАЯ — само экспериментальное наблюдение. В химии подобный эффект называется автокаталитическим. Аналогичная ситуация складывается в НОРМАХ научного воспризнания и распределения СТАТУСОВ: признается не сам результат, а «признанный результат», который иногда похож на хороший результат.