Социология в Украине

Все книги автора в библиотеке - Шелер

Найдено - 2

Социология

Положение человека в Космосе (М. Шелер.)

Положение человека в КосмосеЕсли спросить образованного европейца, о чем он думает при слове «человек», то почти всегда в его сознании начнут сталкиваться три несовместимых между собой круга идей. Во-первых, это круг представлений иудейско-христианской традиции об Адаме и Еве, о творении, рае и грехопадении. Во-вторых, это греко-античный круг представлений, в котором САМОСОЗНАНИЕ человека впервые в мире возвысилось до понятия о его особом положении, о чем говорит тезис, что человек является человеком благодаря тому, что у него есть РАЗУМ, логос, фронесис, mens, ratio и т.д. (логос означает здесь и речь, и способность к постижению «чтойности» всех вещей). С этим воззрением тесно связано учение о том, что и в основе всего универсума находится надчеловеческий разум, которому причастен и человек, и только он один из всех существ. Третий круг представлений — это тоже давно ставший традиционным круг представлений современного естествознания и генетической психологии, согласно которому человек есть достаточно поздний итог развития Земли, существо, которое отличается от форм, предшествующих ему в животном мире, только степенью сложности соединения энергий и способностей, которые сами по себе уже встречаются в низшей по сравнению с человеческой природе.

РЕСЕНТИМЕНТ В СТРУКТУРЕ МОРАЛЕЙ (Макс Шелер.)

РЕСЕНТИМЕНТ В СТРУКТУРЕ МОРАЛЕЙОдно дело - мысленно расчленять содержание внутреннего восприятия на комплексы, последние в свою очередь - на "простые" элементы, изучать условия и следствия искусственно варьируемых (посредством наблюдения или наблюдения и эксперимента) комплексов, и другое дело, описывая и понимая, выявлять целостные переживания и смыслы, которые как таковые сами содержатся в человеческой жизни, а не порождены путем искусственного "разделения" и "соединения". Первое - это путь синтетически-конструктивной и объясняющей психологии (методически ориентированной на естествознание), второе - путь аналитически-понимающей и дескриптивной психологии. Психические единства, которыми оперирует первый способ исследования, произведены искусственно. Вовсе не обязательно, чтобы эти единства схватывались также единым актом переживания и включались в него. Части такого искусственного единства скорее всего будут принадлежать совершенно различным актам переживания. Так, все существующие одновременно Ощущения органов чувств, которые Я в данный момент испытываю, принадлежат принципиально различным комплексам переживаний (например, восприятию писчей бумаги, восприятию того, что я сижу на своем стуле, восприятию того, что я нахожусь в этой комнате, восприятию процесса моего писания и т.д.). Тем не менее, я могу связать их в любые комплексы или, наоборот, подвергнуть эти комплексы аналитической разбивке на части. Многое из того, что не входит в переживание и устанавливается лишь благодаря каузальному анализу путем искусственного варьирования начальных и конечных звеньев процесса, может быть обусловлено генетически; например, так я узнаю о том, что пребываю в положении равновесия и что сопровождающие мое положение ощущения обусловлены обычными ощущениями в ухе, которые соответствуют чувству равновесия, возникающему в находящемся там статолитном аппарате. Аналогичным образом, в единство переживания не включено то из ощущений и их воспроизведений, что входит, например, в ВОСПРИЯТИЕ лежащей передо мной книги. Фактическое наличие этих элементов не исключает того, что они все-таки не переживаются в единстве этого восприятия. В то же время невообразимо сложные психические факты (в смысле первого из названных подходов) могут быть феноменально простыми постольку, поскольку они даны в одном акте переживания. Они тогда "феноменологически просты". Переживаемые мною ДРУЖБА, любовь, оскорбление, общее восприятие окружающего мира в какой-то фазе моего детства - все это, с точки зрения первого способа рассмотрения, совокупность самых разных, случайно собранных вместе элементов (ощущений, представлений, умозаключений, суждений, актов любви и ненависти, чувств, настроений и т.д.); они, кроме того, разбросаны по совершенно разным местам объективного времени и прерываются переживаниями совсем иного РОДА и совсем иной степени единства, а также сном и пробуждением, болезнью и т.д. И тем не менее они образуют феноменальные единства пережитого и как таковые переживаются мною (не в объективно-каузальном смысле) как действенные и со-определяющие мои дела и поступки. Я, конечно, могу разложить каждое из названных выше единств переживаний на подъединства, например, на тот или иной "предшествующий СЛУЧАЙ", на ту или иную "ситуацию" внутри "дружбы", на тот или иной определенный взгляд или тот самый смех друга и т.д. Но эти частичные единства всегда должны быть опять-таки единствами переживания, т.е. такими, которые приобретают свое единство и свой смысл посредством одного акта переживания, а не за счет искусственного разделения и соединения. Они и тогда остаются частичными единствами переживаний, но не становятся помысленными единичными частями переживаний. Единства и комплексы, на которые нацелены оба направления исследований, никогда не совпадают друг с другом, и точно также никогда не могут совпасть их результаты. Впрочем, глубинная философская связь между ними не является предметом нашего обсуждения.